Чехия в направлении интеграции в НАТО

 

События конца ХХ в. показали, что демократия основывается на рыночной экономике вместе с уважением человеческих прав и свобод, которые распространены по всему миру и могут служить основой для построения нового мирового сообщества. С распадом биполярной системы в мире возникло много угроз демократическим ценностям. Сегодня единственной структурой безопасности, способной реально обеспечить территориальную целостность, независимость, гарантировать демократическое развитие стран, с точки зрения правительства Чешской Республики, является Североатлантический Альянс.

В декларации политики правительства Чешской Республики, принятой в июле 1996 г., отмечается, что одним из приоритетов правительства является обеспечение внешней безопасности государства, включая необходимые для обороны меры и средства. Правительство Чешской Республики (ЧР) осознает тот факт, что основой обороны является ее надежность, кроме этого, четко определенное стремление защищать страну. В декларации утверждается, что оборона страны не является проблемой только вооруженных сил, но и всего общества в целом "и каждого гражданина в отдельности. Поэтому правительство сосредоточилось на одобрены соответствующей стратегической, концептуальной и законодательной структуры, необходимой для дальнейшего развития системы обороны "[8].

В Чехии понимали, что для развития этой системы необходимо направить ее оборонительную стратегию в направлении полной интеграции в НАТО и ЕС. То, что Прага выражает приверженность демократическим ценностям и заявляет о своем желании, как страна — член НАТО разделить ответственность за сохранение и защиту этих ценностей, также имеет значение в контексте обеспечения максимальной безопасности страны.

Правительство ЧР готов уделить большое внимание завершению процесса трансформации армии и модернизации ее технологий, одновременно с принятием более принципиального подхода к снижению расходов в тех сферах, которые не способствуют достижению этих первоочередных целей или не снижают предусмотрены риски. [8].

Выполняя свои обязательства, правительство ЧР в 1997 г. одобрил такие концептуальные документы в области обороны и безопасности страны, как "Национальная военная стратегия" [3] и "Конституционный закон о безопасности республики" [5]. Проект "Концепции развития армии Чешской республики и воздушных сил до 2005 года", правительство взяло к сведению и поручил министерству обороны доработать его в связи с тем, что в нем нет графика осуществления конкретных шагов, которые планируется провести, в ходе реорганизации и финансового обоснование запланированных мероприятий [8].

Согласно "Национальной оборонной стратегией", оборона страны является делом определенных государственных институтов и каждого гражданина ЧР. Оборонная способность страны определяется не только силой армии, но и возможностями общества по созданию экономических ресурсов, проведения мобилизационных мероприятий в хозяйстве и создания условия для выживания населения в угрожающий период. "Национальная военная стратегия" определяет также рамки компетенции Министерства обороны ЧР и Генерального штаба АЧР, порядок взаимодействия между ними и сотрудничество военного ведомства с другими министерствами и государственными учреждениями. Документ определяет четыре степени угрозы страны: мирный этап; кризисный период; угрожающий период; война [3].

"Национальная военная стратегия" конкретизирована в "Конституционном законе о безопасности республики", который более детально определяет объем мероприятий государственных институтов для обороны страны [5].

В целом главной целью политики национальной безопасности ЧР, сформированного с упорядочением данных анализа и прогноза развития ситуации в Европе и мире в целом и связанных с ней факторов риска (в частности, внутриполитической нестабильности в Центральной и Восточной Европе (ЦВЕ), на Балканах, нерешенность этнических и территориальных вопросов, обострение которых может вызвать новые конфликты в отдельных регионах Европы, попытки России воссоздать и усилить влияние на территории бывшего СССР), является развитие полупрофессиональной, высоко функциональной, внепартийной армии, которая будет иметь обычное вооружение и сможет участвовать в миротворческих процессах ООН и НАТО, как равноправная и равноценная часть войск НАТО [2].

Есть основания утверждать, что срочность принятия концептуальных документов, касающихся обороны страны и деятельности АЧР, была вызвана активизацией деятельности ЧР перед саммитом НАТО в Мадриде: да председатель парламентского комитета по вопросам обороны и безопасности П. Нечас подчеркнул, что вопрос "об армии и национальную оборону не были раньше приоритетными, так как более жгучими были проблемы трансформации экономики. Плохо, что сейчас перед саммитом в Мадриде и расширением НАТО эти вопросы сегодня стали первоочередными "[7].

Обсуждение концептуальных документов в сфере обороны и безопасности, открыло деликатный вопрос о размещении ядерного оружия на территории ЧР. Президент Чехии В. Гавел отметил, что возможность размещения ядерного оружия на территории республики в связи с членством в НАТО будет зависеть от факторов риска, которые стране могут непосредственно угрожать. В. Гавел заявил: "Ядерное оружие имеет смысл лишь тогда, когда она должна стать угрозой для большого стратегического противника. При региональных конфликтах, в ней нет необходимости "[8]. Президент ЧР также подчеркнул, что факторы риска должны определять представители НАТО. Фактически В. Гавел заявил о готовности ЧР при необходимости разместить на своей территории ядерное оружие. Уместно в этом смысле напомнить о законе относительно мирного применения ядерной энергетики и ионизирующего излучения, который одобрил сенат парламента ЧР 24 января 1997, который, по сути, не запрещает размещение ядерного оружия на территории ЧР [10].

Отметим, что 29 марта 1999 года была принята "Военная стратегия Чешской Республики". Согласно ей вооруженные силы ЧР состоят из: Армии ЧР; Военной канцелярии президента страны; Дозора кремля [6].

Эти подразделения комплектуются военнослужащими действительной службы и военных запаса. Вооруженные силы предназначены для обороны ЧР от внешнего нападения и исключительно задач, вытекающих из международных договоров и обязательств ЧР о совместной обороне против нападения.

Концепция строительства Министерства обороны ЧР базируется на стратегии безопасности и военной стратегии ЧР. 28 июня 1998 Совбезом ЧР была рассмотрена Концепция строительства армии ЧР до 2000 г. с перспективой до 2005г. Принимая во внимание то, что Концепция было принято только на период подготовки армии ЧР в НАТО и не было согласовано с новой стратегией безопасности и военной стратегией ЧР, было принято решение ее переработки [6].

В мае 1999 г. Совет безопасности рассмотрел, а в июне 1999 г. правительство ЧР приняло "Концепцию вооруженных сил Чешской Республики до 2009 г." [6]. Она является конфиденциальной и открыто публикуются только общие сведения. Поэтому мы можем лишь констатировать, что правительством ЧР наконец были одобрены основные концептуальные документы в сфере обороны и безопасности страны, которые были необходимыми для Чехии в период, когда решался вопрос о членстве страны в НАТО.

Отметим, что правительство ЧР, руководствуясь положениями своих программных документов, активно и последовательно продолжает проводить политику на сближение с НАТО и ЕС.

В этой политике можно выделить два направления, которые правительство пыталось проводить в жизнь параллельно внутренней и внешней политике. Внутриполитическим направление, прежде всего, включал:

формирование юридическо-правовой базы, которая бы позволила полноценно функционировать Чехии и ее вооруженным силам в рамках НАТО и других европейских организаций по безопасности;

подготовка вооруженных сил, в частности достижения их совместимости с НАТО путем принятия и приспособления к стандартам НАТО, реорганизации их структуры, модернизации вооружения и военной техники за натовским образцом и т.п.;

проведение общегосударственной пропагандистской кампании, направленной на формирование общественного мнения, поддерживающая вступление в НАТО, направленной на создание позитивного имиджа страны на западе.

Только за 1997 г. можно отметить ряд заметных событий, характерных своей направленности на достижение стратегической цели — вступления в НАТО.

В частности, в феврале 1997 г. председатель правительства ЧР В. Клаус находился в Канаде, где получил заверения в однозначной поддержке при вступлении Чехии в НАТО [10].

Обычной практикой стали многочисленные визиты натовских функционеров в Прагу. За 1997 г. можно отметить, что Чехию посетили заместитель главнокомандующего вооруженными силами НАТО в Европе генерал Д. Макензи, начальник генерального штаба командования вооруженными силами НАТО в Европе генерал Т. Карстен, командующий ВВС НАТО в Центральной Европе генерал М. С. Риан, заместитель генерального секретаря НАТО по вопросам военного планирования А. Крэг, представитель штаб-квартиры НАТО Ф. Кирикас [10].

Активно обсуждались вопросы расширения НАТО и во время визитов в ЧР министром иностранных дел Франции X. Где Шартетта представителей американской администрации, многих парламентских организаций. Министр обороны ЧР М. Выборны посетил Великобританию и Бельгию, где вопросам вступления Чехии в НАТО уделялось первоочередное внимание. 2-3 апреля 1997 г. в Праге находился с официальным визитом президент Франции Ж. Ширак и, по сообщению и редакцией чешских политиков СМИ, с точки зрения получения Чехией поддержки при вступлении в НАТО, он был для ЧР успешным [10].

Активное участие ЧР в миротворческой деятельности, в частности в миссиях IFOR и SFOR в Боснии и Герцеговине, также способствовала вступлению страны в НАТО уже в первой волны [2].

Таким образом, внешняя политика ЧР, которая в принципе поддерживается большинством политических сил страны, развитие внутриполитической ситуации и экономическое положение Чехии, активность армии ЧР по подготовке к вступлению в НАТО, деятельность ее в миротворческих силах, а также, как воспринимается Чехия странами Альянса, — все это дало определенные результаты 8 июля 1997 на саммите НАТО в Мадриде. Чешская республика получила приглашение вступить в НАТО, начать переговоры и консультации по этому вопросу наряду с Польшей и Венгрией. А 12 марта 199 г. Польша, Чехия, Венгрия стали полноправными членами НАТО. Для посткоммунистического пространства это событие важнейшее (после разрушения Берлинской стены. Чешская республика не только декларативно, но и практически осуществила шаг до завершения процесса полной интеграции в европейское сообщество [10].

Обеспечение вступления Чешской Республики в НАТО было одной из главных задач чешской внешней, а также внутренней политики. Учитывая, что интеграция ЧР в Европейский союз является задачей на более отдаленную перспективу, а выполнение необходимых для этого условий осложняется многими объективными и субъективными факторами, вступление Чехии в НАТО рассматривался политическим истеблишментом страны как основная задача.

Начиная с 1993 г., цель присоединения к НАТО прочно заняла свое место во внешнеполитической стратегии Чешской Республики, подчинив себе значительную часть внутриполитической деятельности страны, прежде всего в сфере обороны и безопасности [8].

Начиная с первых заявлений Запада о возможном расширении НАТО на Восток, Чехия находилась на первом месте среди наиболее вероятных кандидатов на вступление в Альянс. Необходимо отдать должное внешнеполитическому ведомству и Министерству обороны ЧР, которые всегда оперативно, качественно и в большинстве случаев первым среди стран-кандидатов готовили соответствующие документы и осуществляли все необходимые шаги, которые требовались НАТО в связи с предстоящим присоединением страны к НАТО [2].

На относительно гладком продвижении ЧР в НАТО осенью 1996 г. появилась первая серьезная преграда, когда в предложенном на 1997 г. государственном бюджете не было, как это предполагалось, повышены расходы на реформу чешской армии. Кроме этого, как на Западе, так и в самой Чехии стали появляться сообщения о неготовности Армии ЧР к вступлению в НАТО [10].

Среди проблем ЧР на пути в НАТО Западом чаще всего назывались отсутствие так называемого "кризисного менеджмента", который должен координировать деятельность армии, транспорта и полиции в условиях ядерной катастрофы, технической неготовности армейских структур управления (отсутствие компьютерных информационных систем), низкий уровень зв . связи и руководящих структур, отсутствие скоординированной политики в ВПК и недостаточный уровень изучения английского языка в военных учебных заведениях, кризисное состояние авиации и противовоздушной обороны и т.д. [6].

Не менее серьезная проблема, однако, заключалась в буквально катастрофическом падении поддержки общественностью Чешской Республики вступления страны в НАТО. Согласно результатам исследования американского агентства ЮСИА, в 1996 г. общественная поддержка присоединения к НАТО в Чехии значительно отстает от аналогичных показателей в Венгрии, Польше и даже в Румынии. Весомым показателем в этом опросе стало то, что лишь каждый 15-й гражданин Чехии согласился с увеличением бюджета армии за счет расходов на здравоохранение и образование [10].

Согласно опросу общественного мнения, проведенному чешским агентством "Фактум" в 1997 г., вступление Чешской Республики в НАТО поддерживали только 37% респондентов (для сравнения: 1994 — 56%, 1995 — 53%, 1996 — 39%), 38% — против, остальные не определились [7, 36].

Уменьшение количества сторонников расширения НАТО в ЧР специалисты объясняли несколькими причинами. Среди них уже назван выше опасения того, что военный бюджет поглотит значительную часть расходов на социальные нужды, а также настороженность, которую вызывает возможное размещение в стране после вступления в Альянс ядерного оружия НАТО. Социологические исследования свидетельствуют, что против размещения ядерного оружия на территории ЧР в то время выступало 3 / 4 населения страны [9].

В то же время Председатель Сената Парламента ЧР П. Питгартом считал, что отношение большинства чехов к НАТО обусловлено, скорее, их сомнительности чешской армии, чем относительно Североатлантического Альянса [2].

Некоторые обозреватели называют низкую по сравнению с другими кранами-претендентами поддержку в ЧР вступления в НАТО разным уровнем "ощущение угрозы" в странах региона, имея в виду то, что в Чехии, которая размещена самый западный всех претендентов, угроза со стороны России выглядит менее реально, чем, скажем, для Польши.

Несмотря на внешнюю взвешенность и уверенное поведение представителей чешского правительства, вопрос общественной поддержки вступления в НАТО вызвало серьезную обеспокоенность. Это стало особенно заметно после того, как вступление в НАТО приобрел для Чехии реальные очертания и появилась необходимость объективно оценить готовность страны к этому шагу.

В этой связи особенно остро в правительственных кругах ЧР возникла необходимость проведения целенаправленной разъяснительной работы с общественностью с целью обеспечения более широкой поддержки населением ЧР вступления страны в НАТО. Такая работа, несомненно, проводилась и ранее, однако в основном силами журналистов и политических обозревателей, в то время, как аргументация официальных кругов ЧР была малоубедительной [7].

Так, периодические издания, своей позицией склоняются к правоцентристских партий правительственной коалиции (а это подавляющее большинство центральных СМИ), в течение нескольких последних лет перед мадридским саммитом проводили широкую информационную кампанию, направленную на то, чтобы не только убедить общественность страны в необходимости вступления Чешской Республики в НАТО, но и доказать Западу, что в Чехии уже созрели все политические, экономические и социальные предпосылки для такого шага.

Их главными аргументами в пользу вступления Чехии в НАТО было то, что:

НАТО является одним из основных гарантов безопасности и стабильности в Европе, который предоставляет своим членам такие важные гарантии, как "ядерный зонтик" и коллективная безопасность;

Альянс не имеет альтернативы учитывая предлагаемые им гарантии;

это единственная организация, способная к эффективным военных действий;

учитывая непредсказуемый развитие международной ситуации, вступление в НАТО является "беспроигрышным вариантом";

НАТО является единственным противовесом возвращению стран Центральной и Восточной Европы в сферу влияния России;

членство в НАТО потребует меньше средств, чем требовали бы расходы на самостоятельную оборону;

НАТО основана не только на общих экономических и политических интересах, а также интересах безопасности, но и на общих демократических ценностях западной цивилизации;

вступление в НАТО является составной частью европейской интеграции, важным шагом к членству в других европейских организациях, в частности в ЕС;

членство в НАТО укрепило бы демократические силы в государстве;

НАТО служит примером организации, которая не связана стереотипами и осознающая своеобразие развития каждого государства;

вступление в НАТО станет актом исторической справедливости, восстановлением факта принадлежности Чехии в западной цивилизации [2].

Несмотря на то, что такая аргументация в чешской прессе явно преобладала критические относительно будущего членства ЧР в НАТО материалы, последние акцентировали внимание на наиболее уязвимых его местах, тем самым заставляя значительную часть общественности осторожно относиться к перспективе вступления страны в Альянс.

Парадоксальность ситуации в ЧР усугублялась еще и тем, что уровень общественной поддержки вступлению страны в НАТО прямо противоположный поддержке этого шага чешскими политическими партиями. Подавляющее большинство парламентских партий ЧР, в том числе крупнейшая оппозиционная социал-демократическая партия, так или иначе выступали за вступление Чехии в Североатлантический альянс. Исключение составляли лишь две партии крайне левого спектра — коммунистическая и республиканская, которые категорически отрицают присоединения ЧР в НАТО [4].

Разъяснительная работа с общественностью, которая должна проводиться, прежде всего, министерствами иностранных дел и обороны, подвергалась в Чешской Республике острой критике на всех уровнях — от политических партий к Президенту. В интервью чешским журналистам Президент ЧР В. Гавел выразил мнение, что в Чехии мало разъясняется смысл того, почему страна хочет вступить в Альянс. Он выразил обеспокоенность тем, что в Чешской Республике процент сторонников вступления в НАТО является значительно меньшим, чем в Польше и Венгрии. Обращаясь к тем, кто недооценивает вступление ЧР в НАТО, В. Гавел подчеркнул, что их позиция является чрезвычайно недальновидной, обвинив при этом в бездеятельности тех, кто понимает важность этого шага [1].

С критикой в свой адрес столкнулся министр иностранных дел ЧР И. Зеленец во время его встречи с членами Комиссии по иностранным делам сената парламента Чехии. Представители оппозиционной Социал-демократической партии обвинили министра в том, что информационная кампания относительно необходимости вступления в НАТО является слабой, несмотря на то, что МИД для этого были выделены деньги. Вместе с тем депутат правительственной Гражданственно-демократической партии указал на то, что в школах о НАТО "не знают не только ученики, но даже учителя". На эту критику Министр иностранных дел ответил, что надеется на более широкую поддержку общественностью вступления в НАТО в будущем и посоветовал некоторым политическим партиям (имея в виду, прежде всего, социал-демократов) "организовать социологическое исследование среди своих избирателей и на основе его результатов сделать выводы для своей будущей деятельности "[10].

Министр обороны ЧР М. Выборны, отметив, что СМИ страны в основном показывали жизнедеятельность вооруженных сил преимущественно в негативном плане, заявил, что его ведомством разработан "сценарий" подготовки страны к вступлению в НАТО, в котором, помимо прочего, очерчены пути получения поддержки общественностью этого шага. Министр признал, что и общегосударственной разъяснительной программы не существует, однако этот "сценарий" после обсуждения в правительстве мог бы ее в определенной степени заменить. Проект документа предусматривал во-первых, радикальное улучшение информированности общественности о НАТО, во-вторых, более эффективное взаимодействие различных ведомств, в-третьих, более разумное и продуманное общение политиков с представителями СМИ. По мнению М. Выборного, именно неадекватное поведение политиков и непродуманные высказывания нанесли наибольший вред в деле формирования общественного мнения в вопросе вступления Чехии в НАТО (прежде всего, это касалось вопросам размещения ядерного оружия и иностранных войск на территории страны) [4].

Надо отметить, что тенденция специфической мнения граждан ЧР по НАТО сохранилась и до наших дней. В исследовании чешского института общественного мнения отмечается, что 49% чехов положительно относятся к членству своей страны в НАТО, а отрицательно — 26%. Соответственно, в Венгрии положительно относятся к участию в НАТО 61% населения, а в Польше — 63% [4].

Необходимо отметить, что подготовка Чешской Республики и ее вооруженных сил к вступлению в НАТО была отражена в новой организационно-штатной структуре центральных органов военного управления. Так, в составе МО ЧР появился отдел по сотрудничеству с НАТО, а в составе финансового департамента этого министерства — отделение финансового планирования в процессе интеграции в НАТО. В составе Генерального штата Армии ЧР создано отделение координации зарубежной деятельности АЧР, основной задачей которого является организация сотрудничества с вооруженными силами стран-членов НАТО.

Таким образом, проанализировав деятельность правительства ЧР в отношении сотрудничества с НАТО, мы, несмотря на определенные проблемы с обеспечением этого процесса, считаем правительственную политику эффективной и масштабной, что позволяет надеяться на уменьшение проблем в процессе адаптации Чешской Республики в НАТО.

Литература

Butorova Z. Slovennsko pred vol'bonu. Bratislava institut pre verejne otazky. — 1998.

Kasik V. NATO Bezpernost pro Evropu. — Praga, 1997.

National Defeuse strategy of the Czech Republic. — Prague, 1997.

Текущий архив МИД Украины за 2001 г. Справка об изменениях в социально-экономическом положении ЧР со времени членства в НАТО.

Текущий архив МИД Украины за 1999 г. Конституционный закон о безопасности республики. — К., 1999.

Текущий архив МИД Украины за 2001 г. политический письмо посольства по вопросам принятия концепции развития МО ЧР от 3 сентября 2001

Politicka scena no Slovensku — januar, 1997. Bratislava: Focus. — 1997.

Czech national interests: Contribution to discussion, Prague, 1996.

Slovensko 1998 — 1999. Sukrna sprava o stave spolocnosti. — Bratislava, 1999.

Tisovic F. Madridsky summit Severoatlantickej aliancie ... / / Slovenska republika. — 1997. — 11