Чижевский Д.И. — Ученый-энциклопедист

Родился Чижевский Дмитрий Иванович 4 апреля (23 марта) 1894 г. в городе Александрия Херсонской губернии (ныне Кировоградской области). Окончил Александрийскую мужская гимназия (1911). Высшее образование получил в Петербургском (1911—1913) и Киевском (1914—1919) университетах. 1921 уехал в Германию, где учился в Гейдельбергском и Фрейбурзькому университетах. С 1924 года преподает в Украинском педагогическом институте в Праге, а с 1929 — в Украинском Свободном университете в Мюнхене. В 1949—1956 годах работает в должности профессора Гарвардского университета (США), заведует философским отделом Украинской Свободной Академии наук в Нью-Йорке. С 1956 года и до конца жизни занимает должность профессора, руководителя Института славистики Гейдельбергского университета (ФРГ). Умер 18 апреля 1977 в г. Гейдельберг (ФРГ).

В российской Энциклопедии Брок-Хауз и Ефрона (т. 76,1903 г.) упоминается Петр Чижевский, «придворный тенорист», который получил дворянство 1843 года. Это был предок Д. Чижевского. Из рода Чижевский вышел известный украинский деятель, член торговой миссии в Швейцарии правительства УНР Павел Чижевский. Отца Д. Чижевского Ивана Константиновича, артиллерийского офицера, за участие в народнических кружках был исключен из Военной академии, арестован и выслан из Петербурга на север, а позже — на родину, в Александрию. Мать, украинская дворянка Мария Ершова, была талантливой художницей. И. Репин, которого она знала лично, рекомендовал ей разыскивать в провинции одаренных детей и обучать их живописи, что она и делала, уехав из столицы о муже.

Несмотря на то, что Иван Константинович был членом земской управы, давал частные уроки, семья жила довольно скромно. Однако в семье царил культ науки, литературы, живописи. Детей Дмитрия и Марию воспитывали на идеалах просвещения. Выросла, Дмитрий организует сначала просветительские, а затем и политические молодежные кружки, члены которых собирались в Чижевский дома. Молодежь читала запрещенные цензурой книги, а при встречах здоровались словами «Да сгинет дом Романовых». Восемь будущих профессоров были членами этих собраний. А Дмитрия Чижевского уже тогда сверстники с уважением называли профессором. Науки даются ему очень легко. И, закончив 1911 с серебряной медалью мужскую гимназию, он поступает на физико-математический факультет Петербургского университета. Однако климат северной столицы выходцу с юга не подошел — он часто болеет. И 1913 переезжает в Киев, где становится студентом историко-филологического факультета университета св. Владимира. За революционную деятельность 1916 попадает в тюрьму. Но октябрьский переворот освободил его. 1919 года Д. Чижевский заканчивает университет и получает диплом первой (то есть наивысшего) степени. Во время революции принимал активное участие в российской фракции Центральной Рады. Представители «революционной власти» арестовали его, и только счастливая случайность уберегла Д. Чижевского от расстрела.

О большевистский режим Д. Чижевский говорил, что он не знает гуманности и возвращает общество к варварству. «Удивительно, что находятся поэты, которые в своих стихах прославляют этот бандитизм, как достижения прогресса», — писал он.

1921 Д. Чижевский вместе с супругой Лидией через Польшу добирается до Германии. Оба записываются на обучение в немецких университетах. На проживание Чижевский зарабатывает лекциями по латинскому языку.

1924 его пригласили преподавать в Украинском Высокому Педагогическом институте им. Драгоманова в Праге.

1929 года он становится профессором Украинского Свободного университета (Мюнхен). Своими трудами по философии и литературоведению Д. Чижевский приобретает авторитет в научном мире. И в 1932 году его приглашают преподавать в университете в Галле (Германия), где он приобретает титул доктора философии. Более богатые столичные университеты (Венский, Братиславский) хотели пригласить к тому времени довольно известного ученого, но гитлеровская администрация не позволила им этого сделать, поскольку жена Чижевского «не принадлежала к арийской расы».

Во время войны Д. Чижевский живет очень скромно, недоедает. Да и после войны американская военная администрация не доверяет ученому, подозревая его в симпатиях к коммунистам. Однако Чижевский участвует в создании в Германии Свободной Украинской Академии наук и восстановлении Украинского Свободного университета.

Лишь в 1949 году Чижевский смог выехать в США, где его давно ждали жена Лидия и дочка Татьяна, — Гарвардский университет приглашает его на должность профессора. К тому времени состояние украиноведения в этом ведущем американском университете был весьма скудным, о чем Чижевский писал в Европу своим друзьям: «В библиотеке есть только« Кобзарь »Шевченко в русском переводе».

1956 Д. Чижевского предлагают возглавить институт славистики Гейдельбергского университета, на что он охотно соглашается. Фактически он и создал этот институт, поскольку до прихода ученого то существовал лишь номинально. Эта работа стала делом его жизни. «Он отдал институту всю душу, институт был для него домом, женой и ребенком», — писал его современник поляк А. Винценза.

В рекордный срок библиотека института собрала более 30 тысяч томов. Иногда ученый доказывал университетскую кассу до отчаяния, закупая книги на суммы, которые намного превышали бюджет. Однако университет отнесся к ученому мелко, как, собственно, было принято в те времена. Мизерная пенсия заставляла его преподавать также в других университетах.

Между тем научный мир высоко ценит достижения ученого. В ознаменование его 60-и 70-летию выходят сборники статей разных авторов. На родине же о нем вспоминают лишь как о «буржуазного националиста».

После выхода в свет 1956 г. его фундаментального труда «История украинской литературы» академик А. Белецкий, возглавлявший тогда Институт литературы АН УССР, писал, что эта «История ...» является такой же диверсией, как воздушные разведывательные шары, будто запускаются заходом на территорию Союза ССР или ложь «Голоса Америки».

Свое отношение к «советов» Д. Чижевский продемонстрировал на конгрессе славистов в Праге (1968 г.). Чехи и их «наставники» из СССР пытались создать атмосферу разрядки, пригласив ученых с Востока и с Запада. Чижевский должен был сделать доклад о схидносло-ский барокко (тема, на которую в СССР существовало табу. Он подошел к кафедре, поздравил присутствующих в зале, а затем на русском языке сообщил, что в знак протеста против замалчивания его имени и трудов в Советском Союзе он не будет читать своего доклада. Был международный скандал, ведь Чижевского ученые-слависты Запада считали уже тогда «патриархом» или «Нестором славистики». А уже через неделю в Праге были советские танки. Чехи говорили о Чижевского с восторгом: только он знал, как нужно разговаривать с русскими.

Современники Чижевского признавали, что он был далек от любого шовинизма. Лекции часто читал на русском языке. Однако никогда и не скрывал, что он не русский, а украинский, даже подчеркивал это. А в своих работах он всегда подчеркивал, что древнерусская литература является литературой Киевской Руси, а значит является украинским. Также ученый всегда пытался доказать превосходство и приоритет украинской литературы над русской вплоть до утверждения, что русской литературы не существует, существуют только русские писатели.

В 1976 году ученый тяжело заболел. Но в больницу не захотел переходить, чтобы не расставаться с книгами и рукописями. Из Америки вызвали жену и дочь. Они упоминали, что до последних дней больной жил научными интересами. 18 апреля 1977 Д. Чижевского не стало.

Уже упоминавшийся А. Винценза писал: «Со смертью Чижевского сошел со сцены один из самых выдающихся славистов последнего тридцатилетия ХХ века, долголетний« патриарх »немецкой славистики, последний ее полигистор и один из последних представителей либеральной интеллигенции бывшей российской империи».

Научное наследие Д. Чижевского еще даст работу многим исследователям. Лишь со славистики он опубликовал более 900 работ. Первые же его научные работы были посвящены истории философии преимущественно славянских стран. Специалисты считают классическим произведением русской философской историографии его монография «Гегель в России» (1924). Она была опубликована, когда ученому исполнилось лишь 30 лет. Далее Чижевский издал конспект лекций по логике (1924), хрестоматию по греческой философии (1927), историографическую труд «Философия на Украине» (1926, 1929), монография «Сковорода» (1931), «Очерки истории философии на Украине» (1931) .

Параллельно с углублением философских исследований ( «Философия Г. С. Сковороды», 1934, и другие работы) он все больше прибегает к литературоведения. В 1942 году издаются «История украинской литературы» (древний период), в 1948 — «История древнерусской литературы: киевская эпоха» (на немецком языке). Позже — «Сравнительный на-рис славянских литератур» (1952), «О романтизм в славянских литературах» (1957), «История литературы до эпохи барокко» (1960, на английском), «Сравнительная история славянских литератур »(1971). Одной из самого основательного работ специалисты называют «История украинской литературы (от начала до суток реализма)» (1956), где исследуется период от названной ученым «доисторической эпохи» (обрядовые песка-нет, плачи, заклинания и т. п.) вплоть до конца романтизма (Т. Шевченко и другие) и где ученый делает вывод, что украинская литература является неполной. В предисловии к этой работе, изданной в Украине только в 1994 году, доктор филологических наук профессор М. Наенко пишет: «... без его трудов украинское литературоведение было и остается не просто« неполным », а нищим. Как, кстати, и украинская философская мысль ХХ века ... Во времена, когда Украина стала независимой, она особенно должна гордиться тем, что и во времена неволе не давали уснуть той мысли такие сподвижники, как Д. Чижевский.

«Д. Чижевский ... — Звезда мировой славистики, фигура, которой гордилась бы каждая цивилизованная нация ... Поэтому возвращение Чижевского сегодня — дело реабилитации нашего национального достоинства, дело восстановления заслуженного престижа украинской духовной культуры », — писали уже в 1990 году украинские ученые (М. Попович, О. Забужко, Ю. Прилюк и другие) в« Литературной Украине ».

В Украине только начинают изучать наследие Д. Чижевского, диаспора же давно дала ей высокую оценку.

Известный ученый Осип Данко писал: «Если бы кто-то сделал серьезную попытку исследовать, какой вклад украинский за рубежом внесли в мировую науку, то независимо от того, этот вклад — по сравнению с общей скилькосты украинский за рубежом — оказался бы больший или меньший, нет сомнения , что самое значительное место среди небольшой группы украинских ученых, такой вклад сделали, следовало бы Дмитрия Чижевского ».