Евростратегичний план современного российского правительства

1. Борьба и единство трех составляющих украинской политической системы

За постоянными ежедневными заботами, большинство из нас перестали адекватно реагировать и такую банальную истину, как русская угроза украинским интересам. Однако, российские политики всех уровней вовсе не видят, в своем желании превратить Украину в современную российскую колонию, какой-то угрозы украинским интересам, наоборот, они видят угрозу интересам России в желании Украины развивать собственную самодостаточную экономику, заключать договоры с другими странами или военными блоками, проводить политику на европейскую интеграцию и т.п. Долгое время Россия, очевидно, не имела четкой программы возвращения Украины обратно до уровня союзной республики, которая бы, как раньше, обладала формальной независимостью, а истинно была полностью подчинена Москве, а на местах руководствовалась российскими посаженными чиновниками. Но, если реально смотреть на ситуацию, то в России, до прихода к власти Путина, и не было такой возможности, уделять Украине достаточно внимания, поскольку тогда еще шла война в Чечне, или решались собственные экономические проблемы связаны с инфляцией, поэтому России приходилось ограничиваться старой агентурной сети КГБ, которая без сомнения с большим процентом совпадения, отвечает состав нынешней СБУ. Работа этой сети сводилась в основном к саботажу любых позитивных изменений в Украине, действуя по принципу — "чем хуже Украине, тем лучше России". Но последний год, после выборов на новый срок президентом Кучмы, то особенно ощутимым стал натиск России на всех направлениях хозяйственной и политической деятельности в Украине. Стала ощутимой осознанная и хорошо организованная деятельность не только со стороны Москвы, но и встречное политика со стороны нашего президента и его администрации на сближение с Россией. Если вспомнить зленкивську концепцию многовекторности во внешней политике, то хотелось бы сделать попытку проанализировать физические характеристики того вектора "drang nach Moskov", который по силе своего стремления совсем уменьшил значения других многообещающих векторов, также хотелось бы установить истину, или сближение с Москвой есть реальное закулисная стремление нашего президента, который греет дальше в своей душе мечту быть пожизненным "президентом", может это только игра на нервах Западу с неизбежной при этом платой украинскими интересами в пользу России, что Запад, собственно, затем должен был бы в гораздо большей степени возместить.

Попробуем схематично воспроизвести перед последними президентскими выборами политическую ситуацию в Украине. Микола Томенко показывает политическую ситуацию в Украине как борьбу и взаимодействие трех политических составляющих: клановой, административной, общественной. Развивая эту мысль, можно сказать, что каждая составляющая воплощает свою политическую волю через политические, финансовые или государственные структуры, которые находятся под их контролем. До президентских выборов 1999 года ситуация в большей мере конролювалася кланами чем административным аппаратом, а общественная составляющая была еще слишком слабой, чтобы иметь какое-то минимально существенный вес. В настоящее время кланами уже фактически были разделены сферы влияния, а отсылки Лазаренко в умело подготовленную ловушку, убедила других, лучше мирно уживаться в Украине, чем испытывать судьбу в изгнании. Нефть, газ, электроэнергия, уголь, металлы, трубы, военное имущество, флот, налог на добавленную стоимость, зерно и семена подсолнечника стали источником невероятно быстрого обогащения кланов, которые действовали заодно согласно единого принципа — "государству ни копейки — все в собственный карман" . Президент Украины Кучма, под чьим неусыпно глазом происходил безжалостный грабеж его государства, конечно не мог бы так просто всего сносить, если бы не желание стать президентом второй раз. Даже, исходя из чистой зависти, он мог бы через контролируемые им силовые ведомства без трудностей ограничивать аппетиты кланов. Но в его планы входил другое — осуществление предвыборных взысканий для оплаты собственной избирательного кампании. Кланы не имели яркой личности на кандидатуру президента, поэтому неизбежно вынуждены были включиться в предвыборную борьбу за Кучму президента, надеясь, что после победы, как водится, Украину им отдадут для мародерства. Союз двух составляющих клановой и административной против незрелой общественной составляющей завершился крупной победой сильных. В первые два месяца после победы на выборах, новый президент получил еще одну победу в сфере админресурса, где были поменяны все чиновники, которые оказались подозреваемые в симпатиях другим кандидатам. С этого момента административная составляющая стала контролировать составляющую клановую, а Украина получила отчетливые признаки полицейского государства. Первой пробой силы такого режима стал референдум. Усиление административной составляющей неизбежно вступило в конфликты и составной клановой, которая не только не получила ожидаемой вознаграждения, но и испытала жестокого ограничения своих возможностей в безнаказанно ограблении страны. Может это и был обещанный нам «совершенно новый президент», который в предыдущие годы только «учился на президента» — никому не известно, но доподлинно известно, что назначение главой правительства Виктору Ющенко, а потом утверждения его заместителем Юлии Тимошенко уменьшили теневые доходы кланов из 400% до 100%. Такой удар едва можно пережить. Но было бы наивно полагать, что такие союзы распадаются, просто борьба внутри за ведущую роль дает исключительные права победителям на перераспределение материальных ценностей приобретенных всем обществом и воспринимается как должное.

Здесь следует обратить внимание на очень важный момент, что на конец 1999 года практически все наши лидеры кланов стали невиизднимы в сторону запада, где уже на многих были заведены уголовные дела, или по меньшей мере следственные органы предпочли бы им сделать дознания. А тут еще «прозападный правительство», который быстро начал вести унезалежнену экономическую политику от Москвы — этой «духовной Каабы» украинских финансово-политических группировок, кланов. Да и не только духовной, но и конкретно материальной, так как практически весь бизнес украинских кланов тесно связан с кланами в России. Одним словом, украинские кланы увидели перед собой реальную угрозу оказаться отрезанными от мира, а следовательно попасть в полную зависимость от административной составляющей, а прогрессирующее внедрения правительством Ющенко демократических механизмов в реальную жизнь страны, уже не выглядело иначе для них, как смертельная угроза. Политика нового правительства сильно уменьшала перспективы российских кланов на рынке «украинской недвижимости», а мощности этих структур значительно больше от подобных украинских. По данным группы финансовых операций стран Большой семерки FATF (Financial Action Task Force), опубликованным в прошлом году, из России только после 1998 года на офшорные банковские счета в Науру переведено $ 70 млрд. Это свидетельствует, что огромный потенциал этих сил легко способен решить «проблему Украина» .

Решение не нужно было искать долго — оно лежало на поверхности — помощь могла прийти только с востока. Очевидно, что наша клановая составляющая выступила с инициативой перед российскими спецслужбами, а может это было наоборот, но с этого момента пророссийские интересы перестали проявляться в каком-то хаотическом саботаже всего, что проявляло признаки движения в Украине, а приняло четкий прагматичный подход. Очевидно, что где-то в летом в 2000 году на высоком московском уровне был разработан проект, который мы условно назовем "Евростратегичний план Путина", воплощение которого поручено мобилизованным силам российского филиала спецслужб в Украине, численную оценку которого наше правительство, в отличие от американского, не проводил . Представители правительства США уверены, что на их территории сегодня действует около 450 российских агентов. Исходя из наших украинских условиях, количество российских агентов в Украине нужно увеличить в один или два порядка.

2. "Евростратегичний план Путина"

Чтобы понять величину угрозы, надвигающейся на Украину, необходимо вернуться к недалекой истории и глазами постороннего человека взглянуть на роль Украины для России, какие именно потери понесла Россия с уходом Украины от нее. Лучше всего об этом говорит Збигнев Бжезинский: «Не только кризис во внутреннем положении России и потеря международного статуса были невыносимо унизительными, особенно для российской политической элиты, но и геополитическое ситуация России также была сильно поражена ... Болезненной была потеря Украины. Появление независимого государства не только вынудило всех россиян еще раз обдумать природу своей политической и этнической тождественности, но и стала важным геополитическим неудачей для российского государства ... Независимость Украины, кроме того, лишила Россию ее доминантной позиции в Черном море, где Одесса служила России жизненно важной воротами для торговли на Средиземноморье и за ним ... Потеря Украины стала геополитически решающим, поскольку это ограничило геостратегические возможности России. Даже без прибалтийских государств и Польши Россия, сохранив контроль над Украиной, могла бы пытаться стать лидером уверенной в своих силах евразийской империи ... Потеря Украины была не только геополитически решающей, но и геополитически каталитической ».

Русские не хотели и не хотят понимать, что эти геополитические потери являются следствием их вероломства и расовой дискриминации украинского, После 1917 года, когда россияне очередной раз обманом завладели Украиной и «воспользовавшись своим численным преимуществом и господствующим положением, россияне сосредоточили в своих руках политическую власть и были уверенны, что другие нации согласятся с их руководящей ролью не только в политической, но и в экономическом, культурной, языковой сферах. Вовлеченными в структуры власти оказывались лишь те представители других национальностей, которые признавали такую превосходство и работали в направлении создания "нового советского человека" вроде русского »(Богдан Гаврилишин.

Для украинского очевидно, что очередное возвращение россиян к власти в Украине, может сопровождаться более страшными репрессиями, чем наш народ уже пережил в 20-м веке. Сам факт, что в 1991 году 92 процента населения Украины высказались за отсоединение от всяких союзов с Россией свидетельствует, что власть в Украине Россия может вернуть только путем подвоха, обмана и вероломства. Время правления Бориса Ельцина в России, можно считать золотым веком украинских-российских отношений, который утрачен безвозвратно. Только с причина саботажницькои деятельности кланов, это время не удалось использовать в полной мере в пользу независимости Украины. Стремление украинского народа к независимости, к сожалению для многих мировых государств и их политиков является неочевидным и не находит среди них надлежащей поддержки. Вот совсем свежее высказывание на эту тему старшего научного сотрудника Центра содействия европейским реформам в Лондоне Стивена Эвертса, по мнению которого, усилена в последнее время дружба России и Украины частично объясняется политикой силового давления Путина во всех отношениях: «Мы видим, — в крайнем случае, я так считаю, — сильное желание Путина укрепить внешнюю политику России после застоя времен правления Ельцина и придать отношениям с другими государствами оттенок меркантилизма. И я думаю, что попытки оказать давление (на Украину) и сблизиться (с Украиной) должны рассматриваться в этом контексте. Не думаю, что попытка возродить империю — нечто постыдное. Это лишний раз напоминает каждому украинский, что надеяться можно только на собственные силы, когда «они» возрождении Российской империи считают вполне понятным процессом.

Недавние заявления, что в Украине реализуется «план Бжезинского», скорее всего выпущенная российскими спецслужбами искаженная информация, которая должна была бы полностью дискредитировать саму идею европейского выбора Украины, как чего-то аморального и вероломного по отношению к России. Несмотря на множество сообщений, гуляющих в средствах массовой информации, не удалось отыскать ни одного, которое бы имело ссылку на автора или источник. То, что должно называться «планом Бжезинского» есть в его книге «Великая шахматная доска» и скорее выглядит, как прогнозные рекомендации направлены на обеспечение стабильной Европы в год 2010. Автор на карте Европы выделяет группу из четырех крупнейших государств, должны сформировать критическое ядро безопасности в Европе: это Франция, Германия, Польша и Украина. Очевидно, что такие рекомендации совсем не видят особых симпатий Збигнева Бжезинского в Украину, а скорее заботятся о безопасности Польши и отражают националистические устремления поляков «od morza do morza».

Год 2001 оказался очень интенсивным годом на сотрудничество с Польшей. Сейчас Украину, по известным причинам, не приглашают к тесному сотрудничеству с Веймарским треугольником (Франция, Германия, Польша), но консультации осуществляются преимущественно через Польшу. И не удивительно, так Збигнев Бжезинский прогнозирует, что такое сочетание Украины с Польшей и Европой может произойти не ранее чем между 2005 и 2010 годами, при условии, что она сделает значительный прогресс во внутренних реформах и ей удастся яснее определиться в качестве среднеевропейской страны. Но мы видим также, как нерешительно разрабатывается это направление уже десять лет со стороны Украины, такщо не имеет уверенности, будет ли он вообще воплощен в жизнь.

Вполне понятно, что тесное, продолжалась, договорная взаимодействие этих стран действительно снимает напряженность в Европе через справедливые отношения между этими странами, которые еще хранят в памяти безусловно воспоминания о кровопролитные территориальные претензии, имевшие место между ними. Это с точки зрения безопасности. Но имеются и другие взаимовыгодные, чисто экономические, преимущества. Особенно в свете развития еще одной оси под названием ГУУАМ. Сам факт существования этих двух проектов выводит Украину на важную геостратегическую позицию во всем Евразийском континенте. В каждом случае Россия могла бы присоединиться к этим проектам и, очевидно, что никто не будет возражать против этого, но России роль участника на чужом празднике психологически трудно перенести, а первенство ей может обеспечить в этих проектах только полное поглощение Украины на карте Европы, как самостоятельной политической и экономической единицы. В нынешней Европе наиболее очевидным путем является втягивание Украины в союз, где Украина втачала бы свою политическую и экономическую независимость. Совсем недавно Виктор Черномырдин заявил, что для Украины оставаться нейтральной слишком дорогое удовольствие, хотя истинно он имел в виду другое, что нейтралитет Украины делает невозможным воплощение союзнических планов через меркантилизм космополитических лидеров клановой и административной составляющей.

В чем же заключается вероломство украинского отношении россиян. В первую очередь это угроза, которая лежит перед Россией потерять свой статус славянского государства и превратиться за 20 лет в этническую азиатскую державу, поскольку желтая раса имеет значительно более высокие темпы рождаемости, чем белая раса. Именно эту, и ряд других проблем и пытается решить «евростратегичний план Путина».

Суть этого плана состоит в европеизации России и выход ее первого на европейское пространство Белоруссии, Польши в Германию с одновременной максимальной политической и экономической изоляцией Украины от Европы. Если Украину нельзя вовлечь в союз, то ее нужно изолировать. Этот «план Путина» и является противовесом «плана Бжезинского», суть которого заключается в создании критического ядра безопасности Европы: Франция-Германия-Польша-Украина.

Сам план реализуется в двух направлениях на внутриукраинском и европейском и судя по всему подробно расписан и доведен до исполнителей.

Этот «план Путина» является слишком прозрачный, чтобы его не понимали в деталях в Европе, да и, очевидно, что Путин в теплых встречах с Шредером неоднократно высказывался о стремление России в Европу, но пока кроме той обходной газовой трубы, русский сторона ничем больше не может склонить на свою сторону Европу. Поэтому, помимо попытки провести Россию в Европу, он имеет также другая задача — сделать невозможным или создать хотя бы препятствия на пути Украины в Европу. Этой весной украинская внешняя политика пережила несколько тяжелых моментов, один из них с Советом Европы. Марек Чихоцки из Центра международных связей в Варшаве в апреле этого года предостерегал: "Решение Страсбурга с большим беспокойством ожидают прежде всего в Польше, которая граничит с Украиной. Исключение Украины из Совета Европы оттолкнет ее обратно. Более тесная связь Украины с Россией отвечает интересам российских энергетических компаний, и как нельзя лучше подходит к планам самого Путина укрепить позиции России в мире. К этому добавляется тот факт, что русские составляют более пятая часть населения страны, они будут радоваться, если Украина присоединится к союзу России с Белоруссией ".

И незабарилися первые негативные результаты украинских гейтов: 10 июля Горан Петерсон, премьер-министр Швеции выступил в еженедельнике ALICE LAGNADO с осмотром серьезных свершений, которыми обозначены срок его председательства в Европейском Союзе. Среди главных достижений было названо европейское расширение и углубление сотрудничества с Москвой и Киевом. И если РФ адресовано преимущественно комплименты — «также мы интенсифицировали политический и экономический диалог с Россией, участие президента Путина во встрече верхушки в Стокгольме является наилучшим примером этого. Диалог с Россией был прямым и открытым »- то в отношении Украины тон выступления был менее комплиментарным:« Еще остается многое, что надо улучшить в Украине. Важно, чтобы интеграция включала в себя как экономику, так и основные демократические ценности. Без этого мы не сможем построить экономическое сотрудничество, которая была бы тесной и всесторонней ». И далее: «Нет причин скрывать: до сих пор ЕС не уделил Украине внимания, которого она заслуживает. Можно утверждать, что сотрудничество с Россией отвлекло много ресурсов стран союза и Комиссии. Возможно, также необходимо было бы иметь лучший диалог с Украиной. А тогда же, 12 июля, Ассамблея ОБСЕ приняла специальную резолюцию в отношении Украины, в котором, в частности, сказано: «Что касается ситуации в Украине Ассамблея проявила обеспокоенность в связи с потенциальной потерей момента для принятия экономических и политических реформ в Украине в результате роспуска реформистского правительства Виктора Ющенко ». Таких примеров на внешнеполитическом уровне очень много.

Начали проявляться и другие тенденции — перед мировой публикой в Financial Times Виктор Черномырдин выражает свое недовольство действиями Генерального секретаря НАТО Лорда Робертсона в Украине, поскольку Киев принадлежит к сфере влияния России и нечего ему пробовать "дистанцироваться от российского влияния".

Но найдоленоснишии события, связанные с реализацией плана Путина все же происходят в Украине.

3. Пропущенный удар

Общественно-политические организации в Украине, уже свыклись с тем, что между Украиной и Россией, постоянно имеет место некая борьба за отстаивание национальных интересов. Тема широкомасштабной российской экспансии во внутренние дела Украины не поднимается особенно громко, поскольку сложилось мнение, что она имеет слишком националистическое звучание и может привести к некоторому дискомфорту русского национального меньшинства.

По этой причине, в украинских средствах массовой информации открыто не прозвучало ни разу мысль о причастности к гонгадзегейту и кучмогейту российских спецслужб. Вместо этого были лишь намеки о возможной причастности к гейтов соседнего государства. Единственный, кто в прессе открыто заявил об организации Россией гейтов в Украине, очень скоро после озвучивания пленок п. Морозом в Верховной Раде, это был журналист и политический обозреватель из Берлина Михаил Осадчук. Со стороны официальной России не было никаких возражений или опровержений и так является до сегодняшнего дня. Россия чуть ли не единственная страна, из стран Большой семерки, которая не обнаружила в гейта ничего плохого. Также, как оказалось, в первые дни приобретая размах скандалов, она была намного лучше подготовлена к ним, чем украинская власть, более того, Кремль моментально оценил роль и важное место гейтов в своих планах политической изоляции Украины. Для этого нужно было дополнительно приложить совсем немного усилий, чтобы получить в пользу России максимальные выгоды.

Для украинского очевидно, что очередное возвращение россиян к власти в Украине, может сопровождаться более страшными репрессиями, чем наш народ уже пережил в 20-м веке. Сам факт, что в 1991 году 92 процента населения Украины высказались за отсоединение от всяких союзов с Россией свидетельствует, что власть в Украине Россия может вернуть только путем подвоха, обмана и вероломства. Время правления Бориса Ельцина в России, можно считать золотым веком украинских-российских отношений, который утрачен безвозвратно. Только с причина саботажницькои деятельности кланов, это время не удалось использовать в полной мере в пользу независимости Украины. Стремление украинского народа к независимости, к сожалению для многих мировых государств и их политиков является неочевидным и не находит среди них надлежащей поддержки. Вот совсем свежее высказывание на эту тему старшего научного сотрудника Центра содействия европейским реформам в Лондоне Стивена Эвертса, по мнению которого, усилена в последнее время дружба России и Украины частично объясняется политикой силового давления Путина во всех отношениях: «Мы видим, — в крайнем случае, я так считаю, — сильное желание Путина укрепить внешнюю политику России после застоя времен правления Ельцина и придать отношениям с другими государствами оттенок меркантилизма. И я думаю, что попытки оказать давление (на Украину) и сблизиться (с Украиной) должны рассматриваться в этом контексте. Не думаю, что попытка возродить империю — нечто постыдное. Это лишний раз напоминает каждому украинский, что надеяться можно только на собственные силы, когда «они» возрождении Российской империи считают вполне понятным процессом.

Недавние заявления, что в Украине реализуется «план Бжезинского», скорее всего выпущенная российскими спецслужбами искаженная информация, которая должна была бы полностью дискредитировать саму идею европейского выбора Украины, как чего-то аморального и вероломного по отношению к России. Несмотря на множество сообщений, гуляющих в средствах массовой информации, не удалось отыскать ни одного, которое бы имело ссылку на автора или источник. То, что должно называться «планом Бжезинского» есть в его книге «Великая шахматная доска» и скорее выглядит, как прогнозные рекомендации направлены на обеспечение стабильной Европы в год 2010. Автор на карте Европы выделяет группу из четырех крупнейших государств, должны сформировать критическое ядро безопасности в Европе: это Франция, Германия, Польша и Украина. Очевидно, что такие рекомендации совсем не видят особых симпатий Збигнева Бжезинского в Украину, а скорее заботятся о безопасности Польши и отражают националистические устремления поляков «od morza do morza».

Год 2001 оказался очень интенсивным годом на сотрудничество с Польшей. Сейчас Украину, по известным причинам, не приглашают к тесному сотрудничеству с Веймарским треугольником (Франция, Германия, Польша), но консультации осуществляются преимущественно через Польшу. И не удивительно, так Збигнев Бжезинский прогнозирует, что такое сочетание Украины с Польшей и Европой может произойти не ранее чем между 2005 и 2010 годами, при условии, что она сделает значительный прогресс во внутренних реформах и ей удастся яснее определиться в качестве среднеевропейской страны. Но мы видим также, как нерешительно разрабатывается это направление уже десять лет со стороны Украины, такщо не имеет уверенности, будет ли он вообще воплощен в жизнь.

Вполне понятно, что тесное, продолжалась, договорная взаимодействие этих стран действительно снимает напряженность в Европе через справедливые отношения между этими странами, которые еще хранят в памяти безусловно воспоминания о кровопролитные территориальные претензии, имевшие место между ними. Это с точки зрения безопасности. Но имеются и другие взаимовыгодные, чисто экономические, преимущества. Особенно в свете развития еще одной оси под названием ГУУАМ. Сам факт существования этих двух проектов выводит Украину на важную геостратегическую позицию во всем Евразийском континенте. В каждом случае Россия могла бы присоединиться к этим проектам и, очевидно, что никто не будет возражать против этого, но России роль участника на чужом празднике психологически трудно перенести, а первенство ей может обеспечить в этих проектах только полное поглощение Украины на карте Европы, как самостоятельной политической и экономической единицы. В нынешней Европе наиболее очевидным путем является втягивание Украины в союз, где Украина втачала бы свою политическую и экономическую независимость. Совсем недавно Виктор Черномырдин заявил, что для Украины оставаться нейтральной слишком дорогое удовольствие, хотя истинно он имел в виду другое, что нейтралитет Украины делает невозможным воплощение союзнических планов через меркантилизм космополитических лидеров клановой и административной составляющей.

В чем же заключается вероломство украинского отношении россиян. В первую очередь это угроза, которая лежит перед Россией потерять свой статус славянского государства и превратиться за 20 лет в этническую азиатскую державу, поскольку желтая раса имеет значительно более высокие темпы рождаемости, чем белая раса. Именно эту, и ряд других проблем и пытается решить «евростратегичний план Путина».

Суть этого плана состоит в европеизации России и выход ее первого на европейское пространство Белоруссии, Польши в Германию с одновременной максимальной политической и экономической изоляцией Украины от Европы. Если Украину нельзя вовлечь в союз, то ее нужно изолировать. Этот «план Путина» и является противовесом «плана Бжезинского», суть которого заключается в создании критического ядра безопасности Европы: Франция-Германия-Польша-Украина.

Сам план реализуется в двух направлениях на внутриукраинском и европейском и судя по всему подробно расписан и доведен до исполнителей.

Этот «план Путина» является слишком прозрачный, чтобы его не понимали в деталях в Европе, да и, очевидно, что Путин в теплых встречах с Шредером неоднократно высказывался о стремление России в Европу, но пока кроме той обходной газовой трубы, русский сторона ничем больше не может склонить на свою сторону Европу. Поэтому, помимо попытки провести Россию в Европу, он имеет также другая задача — сделать невозможным или создать хотя бы препятствия на пути Украины в Европу. Этой весной украинская внешняя политика пережила несколько тяжелых моментов, один из них с Советом Европы. Марек Чихоцки из Центра международных связей в Варшаве в апреле этого года предостерегал: "Решение Страсбурга с большим беспокойством ожидают прежде всего в Польше, которая граничит с Украиной. Исключение Украины из Совета Европы оттолкнет ее обратно. Более тесная связь Украины с Россией отвечает интересам российских энергетических компаний, и как нельзя лучше подходит к планам самого Путина укрепить позиции России в мире. К этому добавляется тот факт, что русские составляют более пятая часть населения страны, они будут радоваться, если Украина присоединится к союзу России с Белоруссией ".

И незабарилися первые негативные результаты украинских гейтов: 10 июля Горан Петерсон, премьер-министр Швеции выступил в еженедельнике ALICE LAGNADO с осмотром серьезных свершений, которыми обозначены срок его председательства в Европейском Союзе. Среди главных достижений было названо европейское расширение и углубление сотрудничества с Москвой и Киевом. И если РФ адресовано преимущественно комплименты — «также мы интенсифицировали политический и экономический диалог с Россией, участие президента Путина во встрече верхушки в Стокгольме является наилучшим примером этого. Диалог с Россией был прямым и открытым »- то в отношении Украины тон выступления был менее комплиментарным:« Еще остается многое, что надо улучшить в Украине. Важно, чтобы интеграция включала в себя как экономику, так и основные демократические ценности. Без этого мы не сможем построить экономическое сотрудничество, которая была бы тесной и всесторонней ». И далее: «Нет причин скрывать: до сих пор ЕС не уделил Украине внимания, которого она заслуживает. Можно утверждать, что сотрудничество с Россией отвлекло много ресурсов стран союза и Комиссии. Возможно, также необходимо было бы иметь лучший диалог с Украиной. А тогда же, 12 июля, Ассамблея ОБСЕ приняла специальную резолюцию в отношении Украины, в котором, в частности, сказано: «Что касается ситуации в Украине Ассамблея проявила обеспокоенность в связи с потенциальной потерей момента для принятия экономических и политических реформ в Украине в результате роспуска реформистского правительства Виктора Ющенко ». Таких примеров на внешнеполитическом уровне очень много.

Начали проявляться и другие тенденции — перед мировой публикой в Financial Times Виктор Черномырдин выражает свое недовольство действиями Генерального секретаря НАТО Лорда Робертсона в Украине, поскольку Киев принадлежит к сфере влияния России и нечего ему пробовать "дистанцироваться от российского влияния".

Но найдоленоснишии события, связанные с реализацией плана Путина все же происходят в Украине.

3. Пропущенный удар

Общественно-политические организации в Украине, уже свыклись с тем, что между Украиной и Россией, постоянно имеет место некая борьба за отстаивание национальных интересов. Тема широкомасштабной российской экспансии во внутренние дела Украины не поднимается особенно громко, поскольку сложилось мнение, что она имеет слишком националистическое звучание и может привести к некоторому дискомфорту русского национального меньшинства.

По этой причине, в украинских средствах массовой информации открыто не прозвучало ни разу мысль о причастности к гонгадзегейту и кучмогейту российских спецслужб. Вместо этого были лишь намеки о возможной причастности к гейтов соседнего государства. Единственный, кто в прессе открыто заявил об организации Россией гейтов в Украине, очень скоро после озвучивания пленок п. Морозом в Верховной Раде, это был журналист и политический обозреватель из Берлина Михаил Осадчук. Со стороны официальной России не было никаких возражений или опровержений и так является до сегодняшнего дня. Россия чуть ли не единственная страна, из стран Большой семерки, которая не обнаружила в гейта ничего плохого. Также, как оказалось, в первые дни приобретая размах скандалов, она была намного лучше подготовлена к ним, чем украинская власть, более того, Кремль моментально оценил роль и важное место гейтов в своих планах политической изоляции Украины. Для этого нужно было дополнительно приложить совсем немного усилий, чтобы получить в пользу России максимальные выгоды.