Феминизм — как социальное явление

Казалось бы, почему современным украинкам не брать пример со своих матерей, покоряли космос, поднимали целину, и не приступить к освоению целины отечественного бизнеса? Почему бы им не возглавить крупнейшие трастовые компании, торговые и рекламные фирмы?

Этого, однако, не наблюдается. Для успешной карьеры в государственном учреждении или частной фирме женщине необходимо быть более высококвалифицированным специалистом, чем коллеги-мужчины — ведь при прочих равных предпочтение всегда отдается сильному полу. По статистике работающие женщины более образованы, чем мужчины, но заработная плата у них почти на треть ниже.

Так что сегодня представительницы слабого пола чаще всего либо безработные, либо работают на самых малооплачиваемых должностях. Общественное мнение 90-х лет предлагает женщине единственную альтернативу стать женой преуспевающего бизнесмена. Верхом женской самостоятельности можно считать карьеру в модельном бизнесе, но опять же только до счастливого замужества.

Начало постсоветскому возрождению домостроя было положено еще при Михаиле Горбачеве, который первый заговорил о возвращении женщин к "домашнего очага" и "идеалу материнства". Вроде бы вполне благое намерение: женщина действительно должна иметь возможность уделять больше времени детям, мужу и дому. Однако на практике это привело к почти полному вытеснению слабого пола из деловой и общественной жизни.

Подобная ситуация могла обрадовать только тех советских женщин среднего поколения, которые давно махнули рукой на работу. Или вообще не начинали всерьез заниматься профессиональной карьерой. Помните распространенный тип сорока-летней плановички в растянутой кофте, с тяжелой авоськой и варикозным расширением вен на ногах?

После тяжелого и смутного начала 90-х годов горбачевский идеал оформился окончательно: богатый муж — вот панацея от всех невзгод! Между тем, насаждая при помощи масс-медиа образ мужа — "источника всех благ", мужчины не в последнюю очередь руководствовались таким немаловажным соображением: не допустить женщин к перераспределению финансов, власти и собственности! Галантные кавалеры оказались не очень добросовестными, хотя и более удачливыми конкурентами своих прекрасных дам.

Операция по отлучению слабого пола от наиболее доходных сфер экономики была проведена быстро и безболезненно. Этому способствовал еще один идеологический стереотип, сложившийся в нашем обществе задолго до перестройки. Это — негативный образ деловой женщины.

Помните "Служебный роман" Эльдара Рязанова? Лишь после того, как деловая мымра влюбилась и забыла о карьере, из нее "вылупилась" прекрасная женщина ... Советский кинематограф создал целую галерею таких мымр — в роговых очках, с зализанными назад волосами и без малейшего намека на женственность. Считалось, что "начальница" обязательно в чем-то ущербна, а в личной жизни — несчастлива. Встречу с женщиной, занимающей более высокое общественное положение, наши мужчины воспринимают как катастрофу. Недаром обаятельнейший герой фильма "Москва слезам не верит" просто запил от такого горя. И сегодня женщины часто сталкиваются с тем, что их деловые успехи рассматриваются мужчинами как личное оскорбление.

В 1995 году был даже издан специальный президентский указ о назначении женщин на государственные должности. Однако фактически он не был выполнен. Женщин в правительстве, ни в президентской администрации не прибавилось. В Верховной Раде — женщин всего 10,2%. При этом по-настоящему влиятельных политиков среди женщин почти нет: Хакамада, Старовойтова ... Есть еще Юлия Тимошенко — яркий, скандальный персонаж политической жизни, идейный борец с нынешним президентом (или своей жадностью?). Все остальные — не столько женщины-политики, сколько "женщины в политике".

То же самое в крупном и среднем бизнесе. Мужчины, захватив "командные высоты", если и берут женщин в дело, то даже не на второй и третьей, а лишь на технические, подсобные роли. Чему находятся соответствующие "логические" обоснования. Так, по мнению мужчин-бизнесменов, женщины — плохие стратеги и привыкли доверять чувствам, а не трезвому разуму. В частной беседе один из руководителей московской торговой сети заметил, что поскольку многие бизнесмены любят обсуждать дела и заключать сделки в "до-верительной обстановке" — в бане или за выпивкой, женщины для него — не слишком желательные партнеры. Лишь немногие мои собеседники соглашались признать, что главным препятствием, преграждают женщинам дорогу в бизнес, является его сильная криминализация, а не особенности женской психологии.

Если же кому-то из представительниц слабого пола удастся добиться хоть какого-то успеха в делах, для начала ее непременно заподозрят во всех смертных грехах. Мужчины искренне уверены, что путь в бизнес для женщин открывается только через "постель". И по-прежнему преуспевающим деловым женщинам отказывают в праве на женственность, считая их существами "среднего пола".

Возможно, в бизнесе у женщин действительно портится характер: они становятся жестче, прагматичнее. Однако и мужчины меняются не в лучшую сторону. Многие превращаются в беспринципных циников, и, кстати, намного чаще, чем женщины, не сдерживают себя в эмоциях. Но это никого не возмущает — скорее, вызывает сочувствие. Таким образом, на женщину оказывается двойное давление. Если она расслабляется и дает волю чувствам, ее обвиняют в непрофессиональном, слишком "женском" стиле работы. Вынужденная жесткость также становится предметом нареканий.

Как же свое положение оценивают сами женщины, занимающиеся бизнесом? По мнению Татьяны Лифантьевой, вице-президента корпорации LВL, сегодня обычной женщине — с чисто женским характером, в бизнесе не выжить. "Западным коллегам гораздо легче, — говорит Татьяна — Условия российского бизнеса совсем не для женщин ... Мне кажется, что во мне сочетаются и женские, и мужские черты, хотя успеха я добилась во многом благодаря именно своим женским качествам, но мне повезло с компаньоном ", которая считает, что ей удается ограничивать свою работу стенами офиса и не переносить руководящие замашки в личную жизнь. Однако, общаясь с мужчинами вне офиса она, как правило, не рассказывает им о своей работе. Не хочет травмировать "нежную" мужскую психику: ей прекрасно известно, что большинство мужчин не переносят женщин, зарабатывающих больше, чем они. Хотя сама Татьяна совершенно спокойно относится к ситуации, когда главный заработок в семью приносит женщина.

Что же касается общего положения, то, по ее мнению, сейчас проявляются две тенденции. С одной стороны, женщинам все же удается проникать в деловые сферы, а с другой, — возник целый слой женщин, не только живут на иждивении своих мужей, но даже и не пытаются вникнуть в то, чем занимаются их мужья.

Что ж, благодаря жесткому отбору женский истеблишмент формируется из самых сильных и целеустремленных. Однако настоящая женская элита появится лишь тогда, когда сами мужчины поймут, что приход женщин в политику и бизнес — непременное условие того, чтобы эти сферы общественной деятельности приобрели наконец более цивилизованный характер.