Фортификационные идеи Альбрехта Дюрера воплощение в Украине

В 1996 году исполнилось 525 лет со дня рождения одного из выдающихся представителей эпохи Возрождения — Альбрсхта Дюрера. Он оставил глубокий след в мировом искусстве, науке, в духовной жизни человечества вообще. Деятельность Альбрехта Дюрера для Северной Европы имела такое же значение, как деятельность Леонардо да Винчи, Филиппо Брунеллески для Италии.

Альбрехт Дюрер родился 21 мая 1471 в городе Нюрнберге — одном из центров экономической, культурной и научной жизни Германии. Этот город прославилось достижениями своих мастеров в книгопечатании, ювелирстви, годинникарстви, изготовлении глобусов и астрономических инструментов. А еще — искусством своих зодчих, творцов церковной и светской архитектуры, фортификационных сооружений.

Время, когда жил А. Дюрер, отмечен большими потрясениями: на смену средневековью шла буржуазная эпоха с новым восприятием действительности — средневековый аскетизм менялся идеалом активной человеческой личности. Такие мастера, как А. Дюрер, сочетали в себе черты великих художников и ученых, которые проявляли свой гений в самых разных областях теоретической и практической деятельности, их мировоззрение был универсален.

Ту эпоху назван вторым периодом развития огнестрельного оружия. Тогда введены новые принципы организации армии: устав, регулярное обучение войска. С продвижением военного дела, что способствовало, в частности, возрождению пехоты, вооруженной теперь огнестрельным оружием (мушкетами), ослабло значение важкоспорядженои конницы. Это ставило под сомнение недоступность замков. Рыцари были уже ненужными (1).

Поскольку наступление войска становился теперь сильнее, возникла насущная погреба в новых, более совершенных фортификационных системах для обороны. Именно тогда А. Дюрер обратился к проблемам фортификации, изложив свои инженерные идеи и предложения в сочинении "Наставление по укреплению городов, замков, теснин" (1527) (2). Он подчеркивал важное значение крепостного рва как помехи, непременную потребность обороны его продольным огнем орудий и затем положил начало капонира. В своих проектах А. Дюрер проводил идею постепенности обороны верке и, чтобы обезопасить защитников от бомб, возведение казематные помещений для гарнизона и запасов продовольствия. Он предложил идею полигонального фронта, а в укреплении для обороны теснин — идею будущего форта-заставы.

Городские укрепления А. Дюрер советовал строить в виде каменной ограды из Рондели-бастеямы (круглыми, полукруглыми, многоугольными башнями), расположенными по углам и на прямых участках ограждения — там, где длина ее была больше объема выстрела из ружья. Этот тип укреплений А. Дюрер возвел в систему. Его бастеи — прототип будущих пятиконечных бастионов.

В верхнем ярусе башен Дюрер размещал артиллерию, потому что считал, что защита от этого станет более надежной. Фортификатор проработал несколько вариантов парапетов для рикошетування чугунных ядер: парапет из срезом по прямой, парапет из срезом по кривой и т.д. Построенная по его проекту башня Соллер в Нюрнберге имела парапет с прямым срезом и была завершена шатром, не закрывал парапета с бойницами верхнего яруса, где стояли пушки. Во всех своих башнях А. Дюрер, заботясь об облегчении быта воинов, предусмотрел ниши для отдыха, каминове отопления помещений.

Но А. Дюрер был не только теоретик, но и сам руководил строительством укреплений Нюрнберга. И тут он воплощал свои теоретические установки: в верхних бойница башен приладил щиты, которые вращались по оси, маскируя пушкаря во время набивки пушки. А в амбразуре малых бойниц сделал вертикальные прорези для гаркебузив и фальконетов.

Разработанные А. Дюрером фортификационные идеи приняла вся Европа. Еще в конце прошлого столетия в европейских странах случались остатки укреплений XVI века, напоминали дюреривськи. их можно увидеть на полотнах тогдашних художников. Так, на картине Луи-Эжена Изабе (1803 — 1886),, Посещение монастыря "(3) у въезда в монастырь изображен башню со знакомыми элементами системы А. Дюрера: парапет из срезом по прямой, бойницы на верхнем ярусе. Укрепление это характерное для монастырей XVI-XVII веков, которые имели не только сакральное, но и важное оборонное значение.

Уже в середине XVI века фортификационные идеи А. Дюрера распространились в Польше, Литве и других странах Центральной и Восточной Европы, в частности в Украине, которая была тогда под властью Польско-Литовского государства — Речи Посполитой. В то время много выходцев из Украины учились в западноевропейских странах, а впоследствии становились у себя на родине проводниками передового мировоззрения. Когда украинская архитектура обретала черты итальянского Возрождения (4) (ансамбль Русской улицы, дома площади Рынок, часовни Трех святителей. Кампианов и Боимов во Львове и др.).

Знакомство с европейским живописью, в частности школой ДИорера — Кранаха, оказывалась в творчестве украинских мисгцив. Но больше всего это касалось фортификационных сооружений, потому что актуальным вопросом дня было создание длительной и прочной обороны, и в Украине начались строительство и перестройка таких сооружений (твердыня Броды, замки в Ягольницях, Бережанах, Подгорцах, Збараже, Жовкве, Каменце-Подольском , Остроге, крепости Олыка и Дубно на Волыни и т.п.). Наряду с новыми фортификационными идеями итальянцев Франческо ди Джорджо Мартини, Микель-Сан-Микеле, Винченцо Скамоцци военная украинская техника совершенствовалась идеями и предложениями Альбрехта Дюрера. их воплощено в каменных укреплениях Правобережья.

1430 Камьянпем-Подольским завладели польские феодалы. Они начали укреплять город. Особенно большие работы проводились во второй половине XVI века. Одной из значительных тогдашних сооружений стала Гончарская башня (1583) (5). Свое название получила она от гончарного цеха, который в XVI-XVII веках охранял этот участок укреплений. Гончарская башня входила в оооронного кольца города, который в течение длительного времени было форпостом обороны Подолья. Среди этих мощных укреплений Гончарская башня была превосходной, ее построен одновременно с Резницкой, Кушнирская и другими башнями. Эту башню встроена в скалу крюк, что со стороны реки она имеет пять ярусов с бойницами, а со стороны города — три.

1961 автору этой статьи было поручено исследовать Гончарская башню и выполнены проект ее консервации. Проведенные исследования позволили разработать проект реставрации с восстановлением камина, верхних бойниц и завершение (6). Тогда башня была в плохом состоянии: перекрытий и завершений не имела, бойницы и камин пятого яруса были полуразрушенные, два Нижние ярусы засыпаны землей (как оказалось, еще во второй половине XVIII в.)

Круглая в плане башня была вимурувана из камня на известковом растворе. Парапет, которым завершалась башня, со стенами ее построены одновременно. Размеры гнезд начального перекрытия между четвертым и пятым ярусами глубиной от 0,62 м до 1,5 м, размером 0,42 х 0,34 м свидетельствовали о том, что перекрытие рассчитанное на большую нагрузку. Загадку составляла верхняя часть башни — парапет с прямым срезом высотой 1,32 м, ширину со стороны реки (врага) — 1,25 м, со стороны города — 0,4 м. Горишний ярус имел бойницы с проемами и гнездами для щитков. Соседняя с гончарской Резницкая башня тоже имела парапет с прямым срезом и, пожалуй, аналогичную историю строительства.

Зачем были Погребная такие парапеты и перекрытия, рассчитанное на большую нагрузку? Как выяснилось, автором такого необычного типа башня с парапетом был Альбрехт Дюрер. В этих башнях парапет предназначался для рикошетування чугунных ядер, а усиленное перекрытие Погребная было для размещения артиллерии. В процессе исследований возникло предположение, что оборонное кольцо Каменца строили по единой фортификационного системой А. Дюрера, ведь если в двух наиболее хорошо сохранившихся до сих пор башнях имеющиеся элементы этой системы, то его идеи могли быть применены и в других тамошних оборонных сооружениях XVI века, сейчас перестроенных или разрушенных (7). В нашей стране аналогичных башен не обнаружено. Вообще каменецкие сооружения — единственные, сохранившиеся до нашего времени и донесли дюреривську идею рикошетування чугунных ядер. Даже башни в Нюрнберге ныне перестроены и потеряли свой первоначальный вид. Поэтому без преувеличения можно сказать, что каменецкие башни — уникальные военно-инжснерни достопримечательности.

Грандиозные фортификационные идеи Альбрехта Дюрера были чрезвычайно ценны для военного искусства. Только сложность, а от крюк огромная дороговизна строительства предлагаемых сооружений, не дали возможности полностью построить их. Исключением было укрепление Шафгаузена в Швейцарии, которое завершил сам Дюкер (8). Позже его идеи подхватили инженеры Вобана и Поган (XVII век), Манталамбер (XVIII с г.), а дальше они получили место в новейшем немецком учении о фортификацию.