Мидхат-Паша, общественно-политические взгляды и деятельность

СОДЕРЖАНИЕ

Введение 3

Раздел I. Начальный период государственной деятельности Мидхат-паши. Генерал-губернатор Дунайского вилайету 4

Раздел II. Государственная деятельность Мидхат-паши в конце 60-х в начале 70-х годов XIX в. 13

Раздел III. Общественно-политические взгляды Мидхата-паши 19

Выводы 27

Список использованной литературы 28

Вступление

Раздел I. Начальный период

государственной деятельности Мидхат-паши.

Генерал-губернатор Дунайского вилайету

Жизненный путь Ахмеда Мидхат-паши пришелся на очень важный по значимости период истории Турции. Он характеризуется двумя важнейшими тенденциями во внутреннем развитии страны. С одной стороны, это дальнейшее социально-экономический и политический спад Османской империи, сопровождавшийся борьбой нетурецких народов против турецкого ига, и все более существенная, растущая зависимость государства от политики европейских государств, с другой стороны, это прогрессивные в развитии страны тенденции, наметились в 40-е годы XIX в., в которые началась деятельность Мидхат-паши. Они высказались в проведении ряда реформ, направленных на укрепление внутреннего и внешнего положения страны. Одновременно эти реформы ставили своей целью с помощью укрепления государственно-административной системы сохранить господство турок над покоренными ими народами.

В 40-50 годы XIX в. необходимость проведения реформ признавалась в Турции лишь единичными представителями правящего класса. И в числе их в первую очередь следует назвать имя Мустафа Решид-паши. Его реформы в области административного устройства, судебной системы, просвещения отличались этажностью и половинчатостью и мало касались социально-экономические основы османского общества и интересы господствующего класса Османской империи. При всем том нельзя не признать, что сами по себе эти реформы свидетельствовали о существовании в недрах османского общества сил, способных сделать известную противодействие пагубным процессам, которые разрушали османская государство изнутри и извне. Реформы объективно способствовали буржуазным процессам в жизни Османской империи. Они сделали, пусть в очень незначительной степени, влияние на ход социально-экономического и политического развития Турции середины второй половины XIX в.

Государственная деятельность Мидхат-паши началась как уже говорилось, в 40-х годах XIX века, когда султанский правительство только начало обращать внимание на подготовку государственных служащих, «а их знания и навыки. В большой степени это было связано с удалением из правительственного аппарата греков-фанариотов, вследствие чего существенной стала необходимость в образованном турецком чиновничестве, одним из виднейших представителей которого суждено было стать Ахмеду Мидхат-паши.

Мидхат-паша родился в 1822 г. в Стамбуле в семье кадия, постоянно переезжали из города в город, и получил традиционное Образование. В 1838 г. он поступил в школу гражданских чиновников — первое учебное заведение такого рода в Османской империи. Программа школы предусматривала ряд предметов, которые изучались не в медресе: французский язык, арифметику, геометрию, географию: Однако, поскольку программа эта осталась на бумаге. Мидхат покинул учебное заведение, которое мало что мог добавить к его знаний.

Несколько лет Мидхат проработал в скромной должности писаря в канцелярии первого секретаря великого визиря, затем был послан в провинцию и работал в Сирии, Конье, Кастамону. Поездки в Сирии и Анатолию дали ему реальное представление о жизни в стране, о положении в ее системе управления.

Вернувшись в Стамбул и поселившись здесь уже со своей семьей, Ахмед Мидхат стал работать в протокольном отделе Высшего юридического совета, которые занимались подготовкой законопроектов и, некоторыми другими вопросами юридического характера. Участие в заседаниях совета позволило Мидхат познакомиться с крупнейшими турецкими сановниками, обратившие внимание на способную молодого человека. Очень скоро ему поручили провести расследование двух дел, связанных с правом таможенных сборов в Сирии и действиями Кибрислы Мехмед-паши, командующего расквартированным там корпусом регулярной армии. В короткое время Мидхат выполнил возложенную на него миссию, проявив редкую для турецкого чиновника того времени добросовестность и честность.

Действия Мидхата получили высокую оценку Порты, потому что ему удалось вернуть казне большую сумму, присвоенную откупщиками в Дамаске и Алеппо. И когда в 1852 г. великий визирь Мустафа Реишд-паша стал председателем Высшего юридического совета, он поручил Мидхат протоколирование наиболее важных заседаний и начал делать ему свою поддержку.

В 1855 г. великий визирь Кибрислы Мехмед-паша поручил Мидхат «навести порядок» в Болгарии, охваченной повстанческим движением, которое усилилось в связи с Крымской войной. Последнее обстоятельство делало миссию Мидхата особенно тяжелой. Болгарский народ испытывал особый подъем, возлагая на Россию свою надежду на освобождение от турецкого ига.

За шесть месяцев Мидхат объездил почти всю Болгарию. В его распоряжении находились турецкие солдаты. С помощью жестоких репрессий и в сговоре с чорбаджиямы, что остались верными турецкому правительству, ему удалось подавить антитурецкие выступления. Много болгар были казнены без суда и следствия. Некоторые были отправлены в Стамбул и там предстали перед турецким судом.

Мидхат выступил в Болгарии в роли ярого защитника турецких интересов. Он не останавливался ни перед какими репрессиями для сохранения Османской империи эту ее провинцию. В то же время характерно признание им и некоторыми другими представителями правящей турецкой верхушки необходимости искать новые пути для борьбы с национально-освободительным движением, что ширилось. Одним из таких новых средств должны были стать провинциальные советы при губернаторах.

В Стамбуле Мидхат представил Порте отчет о своей поездке в Болгарию. Согласно этому отчету Чорбаджии — зажиточный слой болгарского общества. В ее входили влиятельные лица болгарских общин, которые обычно были посредниками между местным болгарским населением и турецкими властями.

Порта издала инструкцию, согласно которой в каждом румелийському ейалети должен был назначаться рейс (губернатор) и при нем совещательный совет. Выпуск названной инструкции показывает, что выданное ранее аналогичное постановление турецкого правительства не было проведено в жизнь. Новая попытка реорганизации системы управления провинциями имела своей целью более гибкое и разумное управление; предусматривалось, в частности, привлечь к нему отдельных представителей местного населения.

Поездка Мидхата в Болгарию в большой степени способствовала продвижению его но служебной лестнице. Однако стараниями Кибрислы Мехмед-паши, что имел основания не любить Мидхата, против последнего было возбуждено судебное дело. Мидхата обвинили в том, что он занимался откупом сбора налогов в столице. В своих воспоминаниях Мидхат говорит, что действительно занимался откупом, но до того момента, пока правительство не запретил заниматься им турецким чиновникам. Мидхат признает, что откуп приносил ему большие доходы, и именно это, по его словам, вызывало зависть Мехмед-паши. Суд, организованный великим визирем, не смог доказать виновности Мидхата.

Описанный эпизод интересен тем, что дает сведения о формировании в Османской империи прослойки людей, богатели на откупе. К ним, как мы видим, принадлежал и Мидхат. В условиях спада феодального средства производства в стране шел процесс сосредоточения в руках некоторых лиц больших денежных богатств — один из необходимых сторон процесса первоначального накопления капитала. Эпизод этот показывает также, что, несмотря на официальное обещание отменить откупную систему налогов, она сохранялась не только в провинции. но и в столице. На глазах у правительства откупом занимались. но словам Мидхата, министры и значительные сановники.

После провозглашения в 1856 т. нового султанского рескрипта (хатт-и Хумаюна), что декларировал ряд реформ в Османской империи, в том числе в административной области, в некоторые провинции страны были посланы правительственные чиновники для составления отчетов о деятельности местных властей. В Видин и Силистрию был послан Ахмед Мидхат. Помимо основного поручение ему было дано задание расследовать причины волнений болгар в районе Тырново и объявить болгарскому населению о реформах, декларируемых хатт-и Хумаюна.

Тырновская события были связаны с борьбой болгарского народа против греческих церковников, за создание автокефальной церкви в интересах сохранения национального языка и национальной системы просвещения. В Тырновская округе эта борьба проявилась в том, что болгары отказывались платить налоги в пользу местного владыки. Учителя школ выражали свой протест против действий митрополита, что мешали прогресса болгарского народного просвещения.

В противовес правительственным чиновникам, побывавших в Тырново в Мидхата и тем, кто поддержал митрополита митрополита, Мидхат в своем отчете правительства привел данные, доказывали неблаговиднисть ряду действий Тырновского православного владыки. Этот факт свидетельствует об объективности и независимости суждений Мидхата, которого трудно заподозрить в симпатиях к болгарского национально-освободительного движения, в тесной связи с которым в тот период шла, как правило, и борьба за создание автономной болгарской церкви.

Приведенный эпизод наглядно показывает, что одной из целей провозглашения хатт-и Хумаюна 1856 было подавление национально-освободительного движения нетурецких народов с помощью новых, ненасильственных средств. Провозгласив равенство прав мусульман и немусульман, турецкое правительство пытался примирить с турецким режимом тех его подданных, что чувствовали тяжелейший национальный притеснение. Что же касается создания автономной болгарской церкви, то в настоящее время турецкое правительство возражал против этого из страха ослабить центральную власть в Болгарии и усилить стремление болгар к политическому увольнения.

Инспекционная поездка, которая выявила ряд злоупотреблений местных турецких властей в отношении болгарского населения, дала Мидхат богатый материал для размышлений о методах управления провинциями.

В 1858 г. Мидхат, оставив службу, отправлялся в путешествие по Европе. Он посетил Париж, Лондон, Брюссель и Вену, чтобы, по его словам, изучить основы жизни европейских стран и причины их процветания. Путешествие не могла не произвести впечатление на Мидхата, всего за год до того посетивших Болгарию. В его памяти еще были свежи анатолийские и сирийские впечатления. Контраст был слишком разителен. Путешествие по Европе, несомненно, укрепило убеждение Мидхата, что Османской империи необходимы действующие реформы, и не на бумаге, а на деле.

В Европе Ахмед Мидхат пробыл полгода. По возвращении в Стамбул он занял пост главного секретаря Высшего юридического совета, а в 1861 г. был назначен губернатором Нишського ейалета и получил титул паши. Мидхат представилась, наконец, возможность осуществить многое из того, в чем он видел настоятельную потребность.

Одним из первых мероприятий Мидхат-паши в Нише явилось созыва наиболее влиятельных представителей мусульманского и христианского населения края для обсуждения вопроса о положении в ейалети. Участники совета выразили недовольство отсутствием дорог, что делало чрезвычайно трудную доставку на рынок продуктов сельскохозяйственного производства, а также чрезвычайно большими налогами и тяжелой повинностью по содержанию турецких войск, расквартированных в крае. Это были претензии в основном состоятельной части жителей ейалета, но отчасти и всей массы подвластного туркам населения.

Не прекращая вооруженного подавления антитурецких выступлений, то есть действуя давно испытанными средствами для целей хранения турецкого господства в этом районе империи, Мидхат-паша одновременно начал ряд мер, которые выделили его из числа турецких администраторов, отличались крайней пассивностью и безразличием к потребностям развития края. Так, было начато строительство дорог, что способствовало некоторому оживлению торговли в ейалети. Мидхат обещал населению простить налоговые недоимки за два года и даже несколько уменьшил некоторые налоги. В небольшом городке Шарко в ноябре 1863 г. он основал первый в Османской империи крестьянскую ссудную кассу. Для частей войск, находившихся в налете, он настроений казармы, что заметно улучшило положение местного населения. В Нише Мидхат-паша создал первый в Турции благотворительный заведение, получивший широкую известность под названием «ислаххани». Здесь дети-сироты могли получить образование и научиться ремеслу.

В Нишському ейалети наметились основные черты свойственного Мидхат стиля управления, несколько отличался от традиционного стиля турецких властей. Мидхат-паша сделал первую попытку создать более благоприятные условия для экономического развития османской провинции с целью укрепления здесь турецкого господства. По его мнению, не насильственные средства в первую очередь, а реформы наиболее полно отвечали задачи подавления национально-освободительного движения в империи.

Опыт деятельности Мидхат-пашей Нишському ейалети сыграл немалую роль в деле подготовки закона о новом административное деление Османской империи. Первым шагом в этом направлении было создание Дунайского вилайета, что включило в свой состав большую часть нынешней Болгарии. Закон разрабатывался при непосредственном участии Мидхат-паши был издан в 1864 г. Новое административное устройство, предусматривавший этот закон, ставило своей целью укрупнения административных единиц, усиление централизации государства. Во главе Дунайского вилайета турецкое правительство намеревался поставить правителя с широким кругом полномочий. Им был назначен Мидхат-паша.

Новый вилайет занимал площадь 91 624 кв. км, и в нем проживало около двух млн. человек, в большинстве немусульмане, представители самых разных национальностей: болгары, албанцы, греки, евреи и др.

В законе 1864 были подробно изложены принципы 20 административного устройства Дунайского вилайета. Он был разделен на санджаки во главе с мутесаррифамы, каза — во главе с каймакамамы, и карийе — во главе со старостами. Вилайет возглавлял генерал-губернатор, наделенный как военной, так и гражданской властью.

При губернаторе, мутесаррифах, каймакамах и в карие создавались, согласно закону 1864 г., куда наряду с чиновниками, назначаемыми правительством, допускались представители местного населения, последних выбирало местное население в равном количестве от мусульман и немусульман. В административный совет при губернаторе избиралось всего четыре члена: два мусульмане и два немусульманина. Такая же система была предусмотрена и для других административных советов. В функции советов входило обсуждение вопросов, связанных с управлением соответствующих административных единиц, их благоустройством, развитием сельского хозяйства. Но они не имели права вмешиваться в работу судебных органов.

Наряду с описанными административными советами создавалась общий совет вилайета, в который должны были войти по четыре выборных представителя от кажного Санджака (два мусульмане и два немусульманина. Этот совет, который собирался один раз в год, имел право обсуждать вопросы, связанные со строительством, содержанием и охраной путей сообщения вилайета, общественных зданий, с развитием сельского хозяйства и торговли, обложением налогами. Каждому члену общего совета вилайета вменялось в обязанность сообщать о потребностях района, от которого они были избраны. Свои решения по тем или иным вопросом совет мог подавать через губернатора турецкому правительству.

По мысли Мидхат-паши равное представительство в советах мусульман и немусульман должно было положить конец самоуправства местных властей. Однако уже сама система выборов в советы несла в себе подобное самоуправство. Положение о выборах предусматривало избрание населением выборщиков, ограниченное имущественным, образовательными и возрастным цензом. Выборщики же голосовали за список лиц, представленный исполнительной властью. При этом выборщики выбирали большее число депутатов, чем это было необходимо, чтобы турецкие власти могли выбрать из них тех, кого считали наиболее для себя подходящими. Интересное описание подобной системы выборов в советы дал российский консул Видин М. Банков в своих сообщениях за 1865 г. «... каймакам Сабри-паша пригласила к себе протоиерея Иоанна и просил его составить ему список кандидата из городских болгар, более богатых, умеющих свободно писать и читать на родном языке. При этом Каймака заметил протоиерею, чтобы он не записал в число кандидатов болгар, подобных характером изгнанному отсюда.

Естественно, что при такой системе выборов членам. административных советов от болгарского населения чаще всего становились, в силу имущественного ценза, который был достаточно высок, представители значительной чорбаджийськои буржуазии, чьи интересы и должны были защищать совета. Самый каймакам Сабри-паша был вынужден признать, что члены советов из числа болгар совершенно не способны выражать интересы местного населения. Кроме того, выборы который должны были проводиться ежегодно, в действительности в большинстве мест состоялись лишь однажды, при создании новой административной системы. Так, в Видин выборы в местный административный совет не проводились в течение трех лет, но после выборов состав совета не изменился, потому что лица, избранные в него, вполне устраивали местные турецкие власти.

Раздел II. Государственная деятельность Мидхат-паши в конце 60-х в начале 70-х годов XIX в.

В 1868 г. Высшее юридическое рада была разделена на два самостоятельных органа — Государственный совет и Совет юридических постановлений. Смещен с должности генерал-губернатора Дунайского вилайета, Мидхат-паша стал председателем Государственного совета, что можно рассматривать как определенное признание ею реформа юрских заслуг в области государственного управления.

На торжественном открытии Государственного совета султан Абдул Азиз произнес речь, в которой, в частности, сказал, что реформа государственного управления основана на строгом отделении исполнительной власти от судебной и гражданской от духовной, а государственный совет появится центральным совещательным органом при султане. В работе совета, заявил султан, примут участие представители всех народов Османской империи, независимо от их принадлежности к той или иной религиозной общине. Европейцы, современники событий, писавших о турецкий парламент 1877 г., оценивали создания Государственного совета как переходная ступень в развитии конституционного и парламентского режима в стране, потому что совет заключала в себе, по их мнению, зародыш настоящего народного представительства.

Государственный совет создавало некоторую видимость участия в делах управления государством представителей угнетенных национальностей. Во всяком случае его создатели, в частности великий визирь Али-паша, считали необходимым включить в состав совета немусульманских подданных в порядке осуществления их прав, декларированных хатт-и Хумаюна 1856 Современный турецкий историк Тарик Туна назвал Государственный совет моделью парламента в мелком масштабе. На деле это, конечно, было далеко не так.

В совет вошли 28 представителей мусульманской общины и 13 представителей других общин. Новый государственный орган должен был собираться каждый год. Немусульмане члены совет подавали разнообразные вилайети. Тарик Туна пишет, что первые провинциальные представители, которые отправлялись в совет, выезжали в с столицу с большой помпезностью, их провожали взволнованное этим событием населения.

Государственный совет, многими авторами что рекомендовался как «парламент в миниатюре», в действительности не имел с ним ничего общего. Сфера обсуждаемых советом дел была крайне ограничена. Советов имел только совещательные функции и не имел законодательных прав. В 1868 г. все члены совета были назначены правительством, а не избранные. Покоренные турками народы были представлены в совете мало и непропорционально. Например, болгары имели в нем всего один представитель.

Однако несомненно, что Государственный совет наряду с сетью административных советов в провинциях был одной из ступеней в развитии принципа выборности в управлении государством. Интересно вспомнить в этой связи слова из воспоминаний Мидхат-паши, который писал, что Государственный совет была задумана Фуад-пашойю как подготовительная мера к созданию в стране палаты депутатов. Не были чужды, очевидно, эти идеи и самому Мидхат. Ряд фактов приводит нас к этому выводу.

Мидхат-паша был, по всей вероятности, информированный о политических замыслах «новых османов»-политической организации, созданной в июне 1865 г. в Стамбуле и своей цели, которые ставила, создание в Османской империи конституционно-монархического режима. Два наиболее крупных члены этой организации — Зия и Намик Кемаль — в связи с раскрытием и разгромом организации вынуждены были покинуть Турцию. Перед своим бегством в Европу они имели встречу с Мидхат в Стамбуле и договорились о переписке. Ебуззия Тевфик должен был принимать письма по французскому консульстве и передавать их гони Мидхата Наим-ханим. Впрочем, о достоверности этого факта можно спорить. И все же о Мидхата говорили, что он тайно поддерживает общество «новых османов» и является его сторонником. По словам Шарля Мисмера, который некоторое время был секретарем Али-паши, Фуад-паша то сказал о Мидхата следующее: «Этот человек видит в парламентарном режиме панацею от всех ускорить ...».

В компетенцию Государственного совета входили вопросы, связанные с рассмотрением законопроектов в, гражданской и военной областях, а также в области "финансового управления. В совете обсуждались также! Мероприятия, связанные с общественными работами, торговлей, сельским хозяйством, образованием.

Во время председательства Мидхат-паши в Государственном совете в нем были обсуждены и опубликованы постановления о создании в Стамбуле ремесленного училища, подобных же училищ в вилайетах, о разработке природных богатств, о создании в Стамбуле сберегательной кассы. Закон о народном образовании был опубликован в начале сентября 1869 г., т.е. уже после смещения Мидхата от должности председателя Государственного совета, однако очевидно, что в его обсуждении он принимал личное участие. Этот закон имел важное значение для дела народного образования в Турции. Он определил все ступени начального, среднего и высшего образования в Османской империи.

Параллельно с работой в Государственном совете Мидхат-паша вел активную практическую деятельность. В Стамбуле им была создана ремесленная школа на 500 учащихся. В ней воспитанникам давалось общее образование, причем в число изучаемых предметов входили арифметика и химия. Кроме того в школе учили кузнечной, литейной и столярному делу; воспитанники получали профессии наборщиков, литографистив, сапожник, лимарив и др. Это были те профессии, в которых, по мнению Мидхата, нуждалась столица. Знаменательное в данном случае забота Мидхата о подготовке квалифицированной рабочей силы не только для промышленности, но и для типографским дела, забота о развитии в Турции прессы. Находясь на посту председателя Государственного совета Мидхат-паша создал в Стамбуле в соответствии, с постановлением сберегательную кассу. 28 июня 1868 журнал «Меджмуа-и маариф» ( «Журнал просвещения) вышел со статьей Мидхат-паши, разъясняющий цели создания кассы. Он писал, что естественным долгом всех «хозяев» является накопление, поэтому необходимо объединять капиталы, невозможно использовать в промышленности и торговля отдельно. В случае же объединения возможно применение капитал в делах, приносящих пользу всем ».

Сберегательная касса, созданная Мидхат, была одновременно и кредитной организацией. Ссудный процент составлял 12% в год, в то время как вкладчикам обеспечивался ежегодный доход в 9%. Начальный капитал кассы составлял всего несколько сот лир, который увеличился за 12-13 лет до 20 тыс. лир.

Пока Мидхат-паша был занят делами на посту председателя Государственного совета, обстановка в Болгарии обострилась. Сразу же после отъезда Мидхата из Дунайского вилайета здесь опять разгорелась антитурецкая борьба. Начали свои действия большие супругов под руководством Хаджи Димитра и Стефана Караджи. Перед ними была поставлена задача достичь Старой Планине и образовать там временное правительство, которое возглавило бы восстание во всей стране [60, с. 304. Этот план разработал в Бухаресте революционный комитет, который назывался «Болгарским обществом».

Об акции, которая готовится, стало известно турецким властям. В первые бои с турецкими солдатами четники одержали победу. В своем рапорте Порте Сабри-паша, новый генерал-губернатор Дунайского вилайета, писал, что четники хорошо организованы и используют тактику, которая отличается от тактики старого лет. Таким образом, Сабри-паша оправдывался перед правительством за свои малоуспешные действия по борьбе с восставшими. Турецкое правительство, крайне обеспокоено антитурецких действиями в Болгарии, решило послать »подмогу дунайском губернатору опытного Мидхат-пашу, наделил его-чрезвычайным полномочиям и освободил на время от обязанностей председателя Государственного совета. Мидхат-паша возглавил, вооруженную борьбу с четниками. По официальным турецких сводках, в пяти боях четников с турецкими войсками погиб 101 болгарин. Другие были ранены, попал в руки немцев и были повешены. В сообщении правительства Мидхат-паша писал, что приостановил националистическую пропаганду в Болгарии и провел необходимые меры в административной и военной сферах, а также в области образования.

В одном из своих рапортов Мидхат-паша писал Порте, что болгарское население не поддержало четнетского следования, что в обругают царствует спокойствие. Это было полуправдой. Конечно, репрессии Мидхата вызвали страх у населения. Но вот дворцовый историограф Лютфи-эфенди писал, что действия Мидхат-паши в Болгарии привели в конечном счете лишь роста национально-освободительного движения в этой османской провинции.

Вернувшись в Стамбул после подавления четнеческого следования в Болгарии, Мидхат-паша вновь приступил к деятельности в Государственном совете. Влияние Мидхата во дворце, что особенно усилилось после выполнения правительственного задания в Болгарии, в звало, как обычно при султанском дворе, тайную зависть недоброжелательность и интриги. Независимый, крутой! решительный характер Мидхата, его неуступчивость в делах, касающихся интересов государства, пришлись явно «не ко двору». Мидхат-паша меньше всего походил на царедворца и начинал раздражать многих, в частности Али-пашу, недовольного тем, что Мидхат не допуска ней к участию в работе Государственного совета и что опасались, как бы Мидхат то не занял его место. Частью разногласия Али-паши с председателем Государственного совета никак не могли укрепить их взаимоотношений и неизбежно вели к конфликту. Английский посол в Константинополе позднее писал, что Али-паша чувствовал, как день ото дня усиливается влияние Мидхата и потому твердо решил избавиться от своего опасного соперника. И ему удалось убедить султана Абдул Азиза в необходимости отправить Мидхата в провинцию, где, по мнению великого визиря, было его настоящее место.

Поводом к смещению Мидхат-паши от должности председателя Государственного совета появились его резкие расхождения с Али-пашой по вопросу о функциях совета в области финансов. Суть этих разногласий неизвестна. Но в результате Мидхат была предложена должность губернатора Багдадского вилайета. Ему заявили, что в случае отказа, он останется в столице без должности и без средств к существованию.

Деятельность Мидхат-паши в должности председателя Государственного совета свидетельствовала о его стремлении стимулировать развитие в столице промышленного производства. Об этом говорят его попытки создать контингент квалифицированной рабочей силы, найти необходимые капиталы, организовать кредит. Важно отметить также заботу Мидхата о развитии в стране образования, просвещения.

Новая должность губернатора Багдадского вилайета, который Мидхат-паша вынужден был принять, открывал перед ним столь же широкие реформаторские возможности, что и в Дунайском вилайети, с той, однако, разницей, что уровень экономического и социального развития Болгарии намного превосходил уровень арабской провинции Османской империи .

Багдадский вилайети, созданный в 1867 г., занимал большую территорию примерно территория нынешнего Ирака) с городами Багдад, Басра, Мосул, Сулеймания и другие. Несмотря на то что вилайет существовал официально, на деле новая провинциальная система не коснулась этой большой части Османской империи.

Подавляющая часть населения Ирака была занята в сельском хозяйстве, которое велось примитивными методами и к тому же находилось в состоянии упадка. Многие ирригационных сооружений были разрушены или нуждались в ремонте, значительная часть земель заболочена, занесена песками или заброшенная.

Раздел III.

Общественно-политические взгляды Мидхат-паши

Прежде чем приступить к общей характеристики общественно-политических взглядов Мидхата, следует отметить, что ею государственная деятельность относится к большому временного отрезка, в течение которого Мидхат-паша прошел долгий путь от должности скромного канцелярского писаря в должность великого визиря. Он был лично знаком с «патриархом» реформаторского движения в Турции Мустафой Решид-Паша, с Али-пашой, Фуад-Паша, «новыми османами», дипломатами, общественными и государственными деятелями европейских стран. Его связывали узы дружбы со многими турецкими прогрессивными деятелями, писателями и литераторами. Он был человеком выдающихся способностей, имел разносторонние интересы, большой эрудицией и культурой.

Уже в начале своей деятельности Мидхат-паша имел возможность детально ознакомиться с административной машиной Османской империи, побывав в самых разных областях страны с инспекционными целями. Все это давало ему богатый материал для размышления о путях развития страны.

Начало его политической карьеры совпало по времени с началом периода истории Турции, известного под названием танзимата. В этой атмосфере реформ проходила служба Ахмеда Мидхата в турецких канцеляриях столицы. Будучи секретарем протокольного отдела Высшего юридического совета, он обратил на себя внимание Мустафа Решид-паши, что, мечтая о продолжении дела реформ, готовил себе достойных наследников и поэтому собирал вокруг себя талантливую молодежь, которая сочувствовала его взглядам. В последствии Мидхат-паша положительно оценивал эту деятельность турецкого реформатора периода танзимата.

Уже само по себе работа в Высшей юридической рады, которая занималась подготовкой законопроекта юридических постановлений в духе реформ, вовлекали Мидхата в круг интересов турецких реформаторов. Достаточно по тому времени образованный, способный к административной деятельности чиновник, Ахмед Мидхат, безусловно, выделялся в среде людей, окружавших Решид-пашу. И хотя мы не имеем никаких письменных свидетельств о взглядах Мидхата в тот период, можно с большой степенью точности говорить о том, что в настоящее время Мидхат сочувствовал их деятельности. В противном случае трудно объяснить то покровительство и поддержку, что делал Мидхат Мустафа Решид паша.

Лидер турецкой реформации этого периода единственный путь спасения страны видел в том, чтобы ликвидировать средневековые институты в государственном устройстве Османской империи, гарантировать права личности и одновременно устранить повод для иностранного вмешательства в дела государства.

Очевидно, Мидхат принадлежал к еще немногочисленного в ту пору представителям османской бюрократии, которые проявляли интерес к капиталистического предпринимательства и, располагая определенными средствами, были готовы вкладывать их в те или иные предприятия. Рекомендуется, что таким путем формировался своеобразный социальный тип, которому суждено было стать в конкретно-исторических условиях Османской империи одним из элементов слоя турецкой национальной, заключаемый, буржуазии.

Убеждение в необходимости проведения в Османской империи реформ значительно поздоровило в Мидхата после его поездки в Европу. К сожалению, мы очень мало знаем об этом периоде жизни Мидхата. Известно лишь, что он посетил ряд европейских столиц (Париж, Лондон, Вена, Брюссель) для того, чтобы, по его словам, усовершенствовать знания французского языка. В своих воспоминаниях он писал, как «взглядом ученика смотрел на культурные достижения Европы и по возможности изучал причины этих достижений».

Контраст между тем, что увидел Мидхат в Европе, и тем, что видел в своей стране, поразил его и укрепил уверенность в необходимости в Турции активных реформ.

Это убеждение Мидхата отразилось в его деятельности в Болгарии, Ирака и Сирии.

Одну из основных причин слабости, отсталости, спада Османской империи Мидхат-паша видел в том, что она «за нехватки людей, способных признать превосходство совершенного прогресса и заставить страну сделать шаг вперед, осталась неподвижной и ни в чем не изменила своих старых институтов, сами, стоит сказать это, оказались в состоянии дезорганизации, так что изменение системы стало неизбежным ». Мидхат-паша считал, что Османская империя постепенно приходила в упадок и становилась второстепенной государством том, что турки, не реформировав своих государственных институтов, не смогли получить тех свобод, «под крышей которых росла и поднималась европейская цивилизации. Мидхат писал, что в XVIII в. европейские державы добились прогресса в своем развитии, чего не смогла сделать Османская империя. Османские подвергнуты «находились в состоянии невежества и бедности». Фактором, увеличивал, по мнению Мидхата, это положение, явилась исключительная пестрота населения государства в национальном и религиозном отношениях. При наличии разногласий между османскими подданных империя подвергалась опасности деления. Именно она и вызвала, по мнению Мидхата, появление закона, получивший название «танзимат-и хайрийк» ( «благотворительная реформа»), автором которого явился Мустафа Рашид-паша.

Суть этого закона Мидхат-паша определял как обеспечение «равного и справедливого отношения к самым разнообразным подданного государства», что должно было явиться началом проведения в Османской империи различных преобразований «перед лицом Европы».

По мнению Мидхат-паши, все, что связано с областью управления государством, постепенно и неизбежно должно меняться под влиянием событий. Он писал в своей докладной записке на имя султана Абдул Азиза: «Естественно, что дела и вопросы, связанные с любым принципом и любимой частью государственного управления, изменяются под влиянием происходящие ежедневно и ежечасно» В своей же записке Мидхат писал, что постепенные изменения и появление все новых норм служили причиной издания султанских законов, котрие определяли дальнейшие нити развития страны.

Представление Мидхата о свободе навеянные политической доктриной Монтескье, который писал, что суть политической свободы состоит не в том, чтобы делать, что хочешь, а в том. чтобы делать то, что предписывают законы: свобода есть право делать то, что разрешено законами ».

Развивая свою мысль о значении свободы, Мидхат-паша писала «Человек, получает свободу, с одной стороны, испытывает размер и широту своих возможностей и, а с другой — защита личности и прав свободы в рамках закона. В связи с этим его старания увеличиваются, и он, делая успехи в научном и практическом отношении, пытается отличиться путем приобретения и расширения своих знаний. Вторые делают лучше его обычаи и нравы, а также делают более полным его счастье. И, в результате своей тщательности и трудов, он хочет, естественно, добиться лучшего »...

Однако осуществление всего этого возможно при одном существенном условии, отмечает Мидхат, — при условии «порядка общественной организации», а то каждый человек, живущий по правилам свободы, «прежде всего желает, естественно, счастья и порядка для того ячейки общества» членом которой он представляет При этом «свободный человек видит свою пользу в пользе общества, он так же радуется благу и пользы своей родины и соотечественника, как своей собственной пользы, а потому, — замечает Мидхат, -такие похвальные моральные качества, как любовь к родине, ревностное отношение к интересам нации, патриотизм героизм, понимание есть результат и следствие свойств и качеств, которые ведут свое начало от личной свободы ». Былое величие и победы древних римлян и греков Мидхат-паша объясняет «патриотической тщательностью и национальным патриотизмом, существовавший благодаря свободе». Таким образом, в суждениях Мидхата о свободе личности, о ее значений для прогрессивного развития общества четко прослеживается влияние идей великого французского просветителя Монтескье. Отметим при этом, что Мидхат-паша прямо писал о том, что знаком с произведениями французского философа.

Пытаясь объяснить причины отсталости Османской империи в сравнении с европейскими странами, Мидхат-паша писал, что сплоченность и ревностное отношение к интересам родины, присущие европейским народам, безопасность и процветание их стран — результат политических законов, основанных на принципах свободы и равенства. Но этот принцип не получил своего воплощения в Османской империи. По мнению Мидхата «если бы принцип свободы и равенства был осуществлен, если бы мусульмане, как и немусульмане, стали обладателями равных гражданских и личных прав, если бы все, начиная с пастуха и заканчивая султаном, подчинялись общему закону, каждый знал бы степень своей свободы и полномочий . Если бы все это осуществлялось, чувства и взгляды обеих сторон сосредоточились бы на общей пользы. Свобода каждого и каждой общины обеспечила ей свободу религиозных дел от каких бы то ни было посягательств, не осталось бы места для оппозиций, вражда и соперничества между различными группами населения. У них, естественно, возникло бы желание служить делу укрепления единства, благосостояния родины, увеличивать силу и мощь государства, подданными которого они являются ». То есть получило бы осуществления все то, что «мы наблюдаем в цивилизованных наций». Таким образом, выдвигая идею политической свободы, Мидхат-паша связывал ее прежде всего с гражданской свободой, с обеспечением прав всем членам общества, независимо от их религиозной или социальной принадлежности. Обеспечение политической и гражданской свободы всем членам общества рассматривалась Мидхат-пашой как важнейшее условие разрешения национального вопроса и предотвращения распада и расчленения Османской империи. В этом отличие политических лозунгов свободы и равенства, которые выдвигались Мидхат-Паша, от тех, которые выдвигали французские просветители. Идею равенства последние противопоставляли сословным привилегиям. И вместе с тем нельзя не отметить, что в Турции лозунг свободы и равенства были объективно направлены против идеологии османского феодально-клерикального общества.

Отсталость Османской империи Мидхат-паша связывал также с недостатками ее системы образования и темнотой и необразованностью масс. Он писал: «В то время как прогресс Европы, вызывает удивление мира, является результатом законов и образования, отсталость народа нашей страны возникает из недостатков системы образования».

Как уже неоднократно отмечалось, Мидхат-паша считал совершенно необходимыми меры, которые способствовали бы росту грамотности среди широких масс населения как мусульманского, так и немусульманского. Он отмечал слабое развитие школ турецких по сравнению со школами нетурецких народов империи, а потому считал необходимым увеличение ассигнований на развитие народного образования турок, боролся за содействие самого турецкого населения делу образования, ставя в пример христиан.

Дело в том, Мидхат считал крайне невыгодным для казны сбор налогов с помощью особых чиновников правительства.

Деятельность самого Мидхата не облегчила налогового бремени трудящихся, так как он стремился, как было показано, выжать из налогоплательщиков все возможное, добиваясь высоких поступлений в казну, чтобы какой-то мере способствовать разрешений финансового кризиса государства. Кроме того, следует учесть, что деятельность Мидхата в вилайетах не получала почти никакой финансовой поддержки правительства, в связи с чем он в ряде случаев был вынужден самостоятельная изыскивать средства для финансирования мероприятий направленных на развитие производительных сил турецкого общества. Так конкретные обстоятельства времени создавали откровенное противоречие между теоретическими выкладками и практическими действиями Мидхата.

Выступая выразителем интересов буржуазного развития Турции Мидхат-паша боролся за развитие турецкой экономики. Он писал: «Османская империя является тем местом, где производится сырье для выработки полотна, ситца, сукна, бумаги, а именно: хлопок, шерсть, кожа. Рабочая сила в Османской империи дешевая в Европе ... В Османской империи есть очень много людей, которые в состоянии приложить капитал в торговле и которые имели желание делать это. Почему же в Османской империи не появится человек или общество, которое взялись бы делать все, как в Европе? Почему мы должны покупать у Европы такие простые вещи, как спички и фески? " Мидхат-паша отвечал на этот вопрос так: «Все это объясняется! отсутствием свободы личности. Нет закона, который гарантировал бы права населения. Правда, у нас есть законы, есть суд, советы, однако нет того, что гарантировало бы их существование. Беззаконии акты вполне возможны. Нет той силы, которая была бы способна защитить созданное человеком и обществом. Все это в любой момент может быть уничтожено ».

Итак, Мидхат-паша видел в Османской империи такую форму правления, при которой даже существующий! законы не имели никакого реального значения, так как не было институтов, которые бы их обеспечивали. Следуя идеям Монтескье, Мидхат-паша видел в политической свободе необходимое условие для развития экономики, промышленности и торговли. В этой связи уместно также вспомнить слова Энгельса, что отмечало, что «... турецкое, как и любое другое восточное владычество, несовместимо с капиталистическим обществом; нажитая прибавочная стоимость ничем не гарантирована от хищных рук сатрапов и пашей; отсутствует первая основное условие буржуазной предпринимательской деятельности — безопасность личности купца и его собственности ».

Фактором, препятствовал развития в стране промышленности, Мидхат-паша считал также «слишком высокие ссудные проценты», сожалел, что «в стране нет банков, облегчающих торговые операции, как это делается в Европе». Созданные Мидхат-пашой сельскохозяйственные кредитные кассы сыграли определенную роль в развитии банковского дела в Турции.

Мидхат-паша видел, как уже говорилось, необходимость в подготовке квалифицированной рабочей силы для промышленности. Достаточно вспомнить созданные им ремесленные училища, в которых обучали различным рабочим профессиям.

Мидхат возражал против мнения некоторых турецких государственных деятелей, которые считали необходимым развитие турецкой экономики исключительно за счет государства. Он писал, выступая за развитие в Османской империи частного предпринимательства: «В Европе ни один общий полезный мероприятие не проводится за счет государства, все делается за счет капиталов и усилиями самого населения». Необходимым условием такого положения Мидхат-паша считал опять же «личную и гражданскую свободу для народа» и законы, гарантирующие их.