Михаил Ханенко

Он был последним гетманом пропольской Правобережной Украины (1669—1674). Но если опытный государственный деятель, генеральный писарь в правительстве Хмельницкого Иван Выговский пытался и дальше продолжать политику Богдана, боролся за независимое Украинское государство, одним из создателей которой он являлся, то его преемники Павел Тетеря и Михаил Ханенко послушно выполняли замыслы польского шляхетского правительства в отношении Украины.

Семейные предания говорят, что его отец Стефан Ханенко еще в начале XVII века, по казачества Петра Сагайдачного, служил в Запорожском войске и попал в татарской неволи. Оттуда выкупил его польский староста, и Стефан женился на его дочери. Польские хронисты XVI-XVII веков Ваповський, Бьельськи, Кромер, Стрыйковский и другие утверждают, что за один набег на украинские земли татары набирали ясыря и по десять, пятьдесят, а то и по сто тысяч пленных, не считая десятков и сотен голов скота и другого имущества. Историки свидетельствуют, что в середине XVII века крымская орда насчитывала 180 000 человек, а в Крыму тогда же проживало 920 000 христиан, преимущественно украинского. Неудивительно, что и фамилия «Ханенко» татарского происхождения. Будущий гетман был старшим сыном в семье. Впервые его имя как уманского полковника (эту высокую военную и государственно-административную должность он занимал на протяжении 10 лет, начиная с 1656-го, значит, еще при жизни Богдана) подибуеться в документах за 1659 среди той казацкой старшины, которая была недовольна переяславским договору Юрия Хмельницкого с Москвой, потому ресница фактически перечеркнул Переяславской раде, зликвидувавшы автономию Украины.

Деятельность гетмана Михаила Ханенко приходится на годы «великих руин», которая наступила после смерти Хмельницкого и длилась три десятилетия, до избрания гетманом Ивана Мазепы Г687 года. По Андрусовскому перемирию 1667 года Украина была поделена Днепром между Россией и Польшей, а Запорожья подпадало под зависимость обоих государств. По словам казацкого летописца Самийла Большой (1670-умер не ранее 1728), запорожцы видя этот «упадок Отчизна» своей, не могли без жалости «укусить хлеба», «спокойно уснуть», поскольку «за несогласием и неприязнью обосторонних Днепра гетманов» пришлось «пустую и мертвую Украину, матку нашу, полными слез осматривать глазами и красные жилища отцов и праотцов наших зреть диким зверям домом».

Выдающейся исторической фигурой эпохи «великих руин» был правосторонний гетман Петр Дорошенко (1665—1676). Тарас Шевченко называет его «славным гетманом», «славным Дорошенко», а Михаил Грушевский «последним казаком». В сложных исторических обстоятельствах, когда Россия и Польша отказались вести с Дорошенко переговоры от всей Украины как отдельного и единого государства (а король отказался вести переговоры с ним на условии Гадячский статей 1659 года), гетман мечтал воссоединить Украину с помощью Турции и поэтому летом 1668 заключил с турками договор.

Но сразу препятствием стали два «гетманы запорожские», ставленники чужих государств — Петр Суховей и Михаил Ханенко. Они нанесли Дорошенко много хлопот и неприятностей.

Первый претендент на гетмана Правобережной Украины Петр Суховей вместе с Ханенко и крымской ордой выступал против Дорошенко, но потерпел сокрушительное поражение под Стеблевом от войск гетмана и отрядов Ивана Сирко, отказался от гетманства и едва убежал на Запорожье.

Тогда появляется новый претендент на эту же булаву Михаил Ханенко. Из Запорожья он писал царю, королю, гетманам, воеводам различные письма, чтобы иметь их поддержку. Так, он пытался склонить на свою сторону левобережного гетмана Демьяна Многогрешного, но тот сказал: «я об этом и не мишлю. -Правовыми просил царя вернуть из Сибири, Соловков сосланных туда за Брюховецкого невинных узников-украинского. Пидлещуючись царю, он одобрял его союз с польским королем и «северным» гетманом Многогрешным против врагов христианской веры — мусульман. Находясь на Запорожье, Ханенко вместе с Сирко осуществляли успешные походы в 1670—1671 годах в Крым и турецкие города Аслан, Джакерман и другие. Тогда же 6 000 казаков три дня сражались с ордой, не пуская ее к Дорошенко. Наконец, помирились и договорились вместе воевать против гетмана. Царь в ответе высказывал свое недовольство легкомысленным и безрассудным поступком запорожцев, которые убили его посланника Ефима Ладыженского. В Других письмах Ханенко доносил, что Дорошенко хочет уходить из басурманами на Москву.

Мечтая стать гетманом Правобережья, Ханенко энергично ищет поддержки у польского правительства. С этой целью он через послов кошевого атамана Григория Пелеха, Василия Завалия и других старшин ведет переговоры с королем Михаилом Вишневецким, сыном Яремы. Польская сторона приняла согласие с Ханенко; шедшего на всевозможные уступки полякам. Вскоре Многогрешный сообщал в Москву, 8 сентября 1669 Уманский, Кальницкий, паволоцкий и Корсунский полки собрались на совет под Уманью и провозгласили Ханенко гетманом Правобережной Украины, а Суховея — писарем. Более 50 казацких комиссаров во главе с войсковым судьей Семеном Богаченко поехали в Острог вести переговоры с поляками об условиях вступления под их превосходство, которая должна удовлетворить и низовых и городовых казаков. Этот документ был сокращенным вариантом Гадячского соглашения 1659 года. Однако ее подписали от имени трех небольших казачьих полков. Впоследствии Ханенко, Сирко и запорожцы, недалеко Умани, присягнули перед польским гетманом Яном Собеским и князем Дмитрием Вишневецким верности и вечное подданство польскому королю, который обязывался хранить старые казацкие права и вольности. Комиссары привезли Ханенко из Острога от короля клейноды, флаг, литавры. В связи с избранием на гетмана Михаила Ханенко то же Самойло Величко через три десятилетия с грустью напоминал: «И таковыми-то дийствием и состояние, единственная по обеим сторонам Днепра сущая Украина, бидная и упадлая козакоруськая Отчизна, того 1670, на всеконечний свой упадок и запустиние на три гетманства и части разделись и единоматирна братия за поводом умовредних властолюбцев прежде описанных и настоящих тогда гетманов своих, в недруги себе обратишися, не слушаю словесы Евангельского: аще разделится дом на ся, то запустиет.

Чувствуя опасность, Ханенко просил короля выслать ему военную охрану. О том, что Ханенко с запорожцами перешел под покровительство Польши, донес царю 27 января 1671 архимандрит Киево-Печерской лавры Иннокентий Гизель.

С помощью Ханенко польская шляхта пыталась подчинить себе Правобережную Украину. Король ищет поддержки Москвы, которая также боялась умного, дальновидного гетмана Дорошенко. Там начинается килькалитня война между Дорошенко и Ханенко за булаву. Ханенко поддерживают запорожцы и Сирко, которые невзлюбили Дорошенко за то, что он отдался неверным бусурманам. Весной 1671 происходят кровавые войны Ханенко и Сирко на Белоцерковщине у Ставище. Тогда и Кальницкий полк, Дорошенко послал в Крым защищать татарские улусы от запорожцев взял сторону Ханенко. Польскому королю сдались замки и гарнизоны в Немирове, Могилеве, Ладыжин, Рашке, Брацлаве, Стене. Ханенко с Сирко остановились в Ладыжине. Весьма популярным в это время на Украине был Иван Сирко. Его хотели избрать гетманом, и это тревожило Москву. По этому поводу царь писал боярину Ромодановскому 8 июня 1672: «Как ньине Ведо вам, великому государю, учинилось, что Генеральная старшина и все войска Запорожское и чернь того Ивана Сирка хотят избрать гетманом». А через несколько месяцев Сера избирают гетманом в Тобольске сибирские медведи и соболя.

По наущению Дорошенко турецкий султан Магомет IV весной 1672 посылает против польского короля трёхсоттысячного армию, которая 18 августа осадили и легко одержала Каменец-Подольске крепость, ей на помощь спешили казацкие полки Дорошенко и 40 000 крымских татар. Король приказал Ханенко помешать противнику соединиться с турками. Возле села Четвертиновка, что на берегах Роси, недалеко Ладыжина, в поединок вступили отряды обоих гетманов. В первой схватке Ханенко отогнал авангарда своего противника, но тут же казацко-польские войска потерпели сокрушительный удар. Только четвёртые тысячам казакам Ханенко удалось бежать в Ладыжина и скрыться в замке. Спасся и Сирко с 500 казаками. Войскам Дорошенко открылся беспрепятственный путь на Каменец. Очнувшись, Ханенко соединился с поляками, но его имя на время теряется в пламени пожаров и руин и выныривает он с женой и детьми в Полонном, Любаре, Дубне.

Получив Каменец, турки превратили христианские храмы в мечети: красивых женщин забрали в гаремов, из ребят делали янычар. Распространялись слухи, что турецкая армия двинется на Киев. Между тем польский король отступил во Львов, а султан вскоре вернулся зимовать за тихий Дунай.

18 октября 1672 у Бучача польский король вынужден был заключить с турками позорную и тяжелую для себя сделку. Он отдал Турции Подолии, а Брацлавщина и южная Киевщина отошли под булаву Дорошенко, который провозгласил самостоятельное государство под протекторатом Турции.

Возвращаясь в свою столицу Чигирин, Дорошенко остановился в резиденции Ханенко в Христиновке, что возле Умани, уничтожил его сторонников — одних покарал смертью, других заточил. Уманцы признали Дорошенко своим гетманом. Полковником здесь он назначил Грозденка, поставил свой гарнизон, состоявший из наемных полков — Сердюцкого и компанейским. Полковник Силичич на Пасху 1673 года, будучи пьяным, устроил драку на улице, и разгневанный народ изгнал их. Уманцы опять позвали к себе Ханенко, который жил тогда на Волыни. Он раз вступает в битву с Дорошенко за булаву и просит помощи у запорожцев и поляков. С ними отправляется в Чигирин. Узнав об опасности, Дорошенко посылает орду. Войска обоих противников столкнулись на реке Роси, возле Стеблева. Дорошенко лагерь окопался, а Ханенко отряды, чувствуя превосходство, несколько дней наступали. Между тем неожиданно появилась крымская орда. Польские войска и казаки были разгромлены. Ханенко города — Умань, Ладыжин, Лысянка и другие отдано туркам разрушению. Населения Правобережья бросало родные края, переселяясь на Левобережье. Правобережная Украина вскоре окончательно теряет остатки своей политической и государственной самостоятельности, и соседние государства Россия, Польша, Турция поделили Украину между собой.

Осенью 1673 гетман Ханенко вместе с войском, которое сначала насчитывало 12 000, а через холод под зиму уменьшилось до двух-трех тысяч, несколько недель стояли возле Киево-Печерской лавры, на острове Чертории, надеясь, что царь разрешит ему безопасно отправиться Левобережьем на Запорожье. Наступала зима, не хватало корма для лошадей, и Ханенко зимовал в Дымере. Потеряв последнюю надежду на булаву, он ищет спасения у гетмана Самойловича. На Переяславской раде 19 марта 1674 Ханенко сложил булаву и бунчук перед российским боярином и воеводой и левобережным гетманом, присягнув на верность Москве. Царь искренне наделил его имениями на Левобережье, простил «грехи».

Последние шесть лет своей жизни Михаил Ханенко прожил в Козельце, Лохвице и Киеве, не переставая вмешиваться в политические дела. В 1677—1678 годах его даже посадили за связь, которые он якобы возобновил с Польшей. Вскоре, 1680 Ханенко умер. Место его захоронения неизвестно. Михаил Ханенко имел и свой родовой герб, который он получил 1661 от Яна Казимира.

Род Ханенко дал нашей культуре Николая Ханенко (1691—1760), занимавший различные высокие должности и чины в казацком войске. Как единомышленник Павла Полуботка в 1723—1727 годах сидел в тюрьме. Оставил ценное историческое источник «Диариуш» («Дневник»). Второй Николай Ханенко (1805—1895) составил "Исторический описание некоторых местностей Черниговской губернии» и упорядочил «Семейные документы рода Ханенко.