Мое село — Серафинцы

Первоисток

Если бы кто шел пешком с Городенки на Залещики бывшей «цесарской» по дороге или, гостинцем, то в трех километрах ходы дошел бы до Серафинцы, а за селом на востоке через несколько минут достиг бы бывшего (до 1939) польско-румынской границы. Здесь, в самом углу Ивано-Франковской области, притулилося наше село. Через несколько километров — село Бабин, то уже Черновицкая область. А дальше — Днестр, граница с Тернопольщиной.

Село то западает в ложбины, то дряпасться холмами, живописно раскинув по садам свои дома и огороды. С северной стороны видно Стрильче, с востока — Бабий и Пробабин, на юге Ясенов-Пильный открывает дорогу на Снятин, а с запада прикрывает село от ветров Городенка.

Нас прежде всего интересует, сколько лет Серафинцы. Можно с уверенностью сказать, что человеческие поселения на территории села существовали еще в дохристианские времена, потому что в его окрестностях находили орудия труда каменного века, времен трипольских племен.

Как утверждает краевед Петр Сиреджук, первое письменное упоминание о нашем село достигает 1500 года. Из преданий известно, что когда па территории Серафинських земель было село Ямгорив. Наверное, не берусь утверждать безапелляционно, поселения с таким названием существовало с давних времен, но в средневековье его осквернила татарская орда, а взамен возникли Серафинцы. потеряв на крутозламах истории происхождения своего названия. Петр Сиреджук утверждает, что слово «Серафинцы» с молдавского переводится как «меняла», чтобы показать роль этого села как посредника в обмене разных денег на польско-молдавской рубеже. Однако уроженец села, кандидат филологических наук Василий Лазарович не нашел в молдавском языке слова, подобного «Серафинцы». Возможно, название это происходит от собственного имени какого-то (или какой-то) Серафима (Серафимы.

Понятно, что письменное упоминание не предусматривает появления первого дома в селе, а следовательно, его рождения, а лишь зафиксовуе существования поселения на время упоминания о нем и его название. Само же село может существовать длительное время и без упоминаний о нем на письме.

ВРЕМЕНА ПОЛЬСКОЙ и АВСТРИЙСКОЙ займанщины

В 1340 году скоропостижно скончался последний Галицко-Волынский князь Юрий II — Болеслав, и на этом оборвалась нить галицко-волынских князей. Еще девять лет Галичина находилась под короной князя Любарта, а значит от 1349 с перерывами до 1939 года занимали нашу землю то польские, то австрийские займанци, а остальные части Западноукраинского края попали под гнет венгров и румын. Своими дарственными грамотами польские короли щедро раздавали шляхте целые уезды, округа, села вместе с их жителями. Княжеские люди, которые сохраняли за собой определенные свободы, становились барщинного, превращались в крепостных.

За то время Серафинцы ощутили все «прелести» польского господства: тяжелый национальный, социальный и религиозный гнет, всевозможные унижения человеческого достоинства, недоедание и голод. И это на земли Галиции, что, как писал польский историк Чоловского, «по сравнению с песками Мазовша, лесистой Волыни, болотистого Полесья была краем, где текут молочные и медовые реки».

Польская шляхта нещадно эксплуатировала населения Прикарпатья, лишала его экономических прав, делала зависимым от собственных прихотей. Вот какие повинности выполняли крестьяне в пользу магнатов: подушное с поля, замковые работы, шарварки, строительство и ремонт имений, замков и крепостей, десятина снопов с поля на костелы и монастыри, барщина, оброк зерном за выпас скота, яйцами, курами, пряжей, скотом, ремесленными изделиями, обеденные, стации для проезжающих чиновников, видумерщина (если хата оставалась без наследников, то все имущество переходило в собственность помещика), чрезвычайные поборы, налоги на войну и всякие политические акции. Крестьянин в те времена был беззащитным человеком, который вместе со всей семьей закриплялася за барским имением и не имела права изменить места жительства.

Беглецов от барщины помещичьи гайдуки вылавливали и беспощадно наказывали. Защиты крестьяне не имели в одном суде и всегда составляли социальную базу всевозможных восстаний и волнений. Одно из первых крупных восстаний произошло 1490 под руководством Мухи. Оно охватило все Покутья и другие земли вплоть до Галича и Рогатина. Историки не знают точно, откуда родом тот Муха.

Ученый из диаспоры И. Кузич-Березовский пишет «что, наверное, Муха ... шляхтич из Березовая или Серафинець ». Мы ничем не можем подтвердить его предположение, но и никто пока не опроверг, что главарь восстания не происходит из этого села. Что касается шляхтичей Березовским, которые поддерживали Муху, то такие фамилии сохранились в Серафинцы сих пор и, возможно, какие Березовские основали впоследствии село

Березов Косовского района или же наоборот, пришли оттуда до нашего села.

Нет сомнения, что выходцы из Серафинцы были среди повстанцев Мухи, а во время национально-освободительной войны 1648 года, когда Городенка восстала против польской займанщины, участвовали в отрядах Семена Высочана.

В 1772 году состоялся первый раздел Польши между Австрией, Россией и Пруссией, в результате которого Галичина отошла к Австро-Венгерской империи и стала называться Королевством Галиции и Владимире! '. Правил ним цесарский наместник. Край был поделен на уезды, которыми управляли старосты.

Нельзя сказать, что жизнь галицкой сообщества очень улучшилось, но все же цесарские реформы принесли некоторое облегчение.

А вообще Галичина была колониальным придатком Австро-Венгерской империи, которая мало заботилась о социально-экономическом развитии края. Промышленность здесь развивалась слабо, 60 процентов ее составляли мелкие мастерские, в которых работали до 10 человек.

Сахарная свекла из галицких полей вывозили перерабатывать в Австрию, а первый сахарный завод в Галичине построили в Ходорове только 1913 года.

Зато широко развивалось водочное производство. На территории Городенщины работали три винокурни: в Городенке, Ясенове-общественных и Гвоздце. Каждое малое село имело корчму, а крупные села — и по 2-3.

Не в лучшем состоянии находились и земельные отношения. После отмены крепостничества 1848 лучшая часть сельскохозяйственных угодий принадлежала помещикам, хуже — крестьянам, зато налоги за землю для крестьян были в два и более раз выше помещичьи.

Аналогичное положение было и в Серафинцы. Лучшие сельскохозяйственные угодья Заокип, Заперевид, Шнуры, Заставки, Рудки и Регивкы принадлежали магнатам Потоцким, которые передали село в приданое графу Во-Пинском, а затем в аренду Зильбера и Зейдманам. В XVII-ХУПИ веках некоторую часть земель — Заокип, Заперевид, Шнуры, Регивкы, кочки — распродали беднейшим шляхтичам и крестьянам, потому что арендаторы хозяйничали плохо.

В селе работали небольшие цеха и мастерские, которые изготавливали орудия труда и перерабатывающие сельскохозяйственную продукцию: мельницы, кузницы, маслобойни, Поташня.

На Юрковцы на реке Красной был Петров мельница, а вблизи Левады — Базив мельница. После Первой мировой войны в центре Вознесенского угла работал еще и третий — Курчак механический мельница, но из-за отсутствия топлива он часто простаивал, и крестьяне перестали пользоваться его услугами. Поэтому владелец перевез свою мельницу в Тишковцы, где он работал до Второй мировой войны, а две водяные еще долго обслуживали крестьян, и только в 30-х годах кое-кто стал возить зерно до крупных усовершенствованных мельниц, построенных в Городенке и в селе Далешевому, так как здесь хлеб сразу меняли на муку.

В сельских маслодельня Козаченко, Бучовського, Крыжановского, Безмутька добывали масло из подсолнечника, которая наряду со свиным жиром была основным продуктом обеспечения людей жирами.

В маслодельня, как и в мельницах, всегда было завозные, лишь в Петровку, когда большинство крестьян жила впроголодь, они частично простаивали.

К старым промыслов села принадлежала и Поташня, построенная еще в конце XVII века и долгое время давала неплохие доходы. Когда же деревья, растущие вблизи нее, были вырублены, а свозить лес издалека стало невыгодно, предприятие пришло в упадок и в середине XIX века перестало работать.

Большое значение для села имели кузнице: Гуцулякова, Бачинского, Скибинский, Маркевича, Хотинского, Дзидикевича. Здесь ковали все сельскохозяйственные орудия от сапы к плугу, лошади, телеги, замки, делали гвозди, ограждения и многое другое. Был даже случай, когда в кузнице Гуцуляка производили фальшивые польские монеты номиналом по два злотые.

В конце XIX века на полях Городенского уезда появились проектанты-землемеры, чтобы подготовить проект железнодорожного пути Де-лятин — Коломыя — Стефанивка через серафинецьки поля. С Городенки планировалось провести железную полями и урочищами Желоба и Заставки. Имевшая пройти в ста метрах от домов Шлемкевича, Ивана Боюка и Николая Городецкого, а дальше полями более Ставище и ручейков вплоть до границы с Буковины. Однако помещик из Ясенова Криштафовича добился перепланировки железной дороги, а станция Ясенов-Пильный состояния в будущем базой для его поместья. По планам, сохранившихся в архивах Львова, за станцией Ясенов-Пильный 1896 года на центральной (Цесарской) дороге в направлении Залещиков, примерно в двух километрах от Серафинцы предполагалось соорудить станцию Бабий — Серафинцы. Но и этой идеи не удалось воплотить в жизнь.

Между тем строилась железная дорога неподалеку от деревни, и люди с Серафинцы там тяжело работали, но и зарабатывали вдвое больше сезонных поденщиков.

Основным занятием жителей Серафинцы было сельское хозяйство. Около 50 хозяев села, которые имели до 5 гектаров земли, выращивали зерновые и овощные культуры. Рожь в основном шло на хлеб, кукуруза — на фураж для скота и птицы. Выращивали также фасоль, бобы, подсолнух.

В начале 30-х годов XX века начал работать сахарный завод в Городенке и крестьяне стали выращивать сахарную свеклу. В среднем засевали 0,3 га на хозяйство. Более бедные фермеры, которые в основном имели 2-3 гектара почвы и одну лошадь и спрягалися с другими хозяевами, выращивали культуры, идущих на прокорм семьи, а чтобы одеться и обуться, искали заработков: в летний сезон работали на полях помещиков и зажиточных крестьян. В жатву работали по восьмой или десятый сноп, а осенью — на уборке картофеля — по 7-е-10-ту меру.

Агротехника возделывания была невысока. Поля угноювалы раз в 5-6 лет, минеральных удобрений применяли мало. Урожайность тоже была

низкая и составляла в среднем с гектара:

пшеница — до 25 центнеров;

рожь — до 20 центнеров;

ячмень — до 20 центнеров;

кукуруза — до 50 центнеров;

картофель — свыше 100 центнеров.

Правда, некоторые хозяйства собирали урожаи даже вдвое выше приведенных.

Основной тягловой силой были лошади, которых в селе насчитывалось около трехсот голов. До Первой мировой войны использовали и волов.

Из архивных источников известно, что 1809 года в селе было 106 лошадей и 100 быков. Хозяйства, имевшие до 5 гектаров земли, содержали по 1-2 молочные коровы, кормили 1-2 поросят, по 5-10 овец и, конечно, домашнюю птицу (кур, уток, гусей). Малоземельные хозяйства имели по одной корове, несколько коз. Пастбищ в селе не было, поэтому скот приходилось кормить дома.

В Серафинцы постоянно были лишние рабочие руки. Эти люди работали или на стройке в бригаде Николая Бачинского, или на поденных работах у помещиков Зайдман и Криштофовича. Когда в 30-х годах заработал Городенковский сахарный завод, то из села на сезон сахароварения наймалося до сотни человек, часть которых оставалась здесь для выполнения ремонтных работ.

Около двух десятков человек работали на железной дороге. Это была тяжелая, но хорошо оплачиваемый труд как по Австрии, так и при Польше.

Более сотни человек эмигрировали за океан, одни там и остались, другие ездили туда по несколько раз.

Так жили Серафинцы до Второй мировой войны.

СЕЛО В 40-х — 80-х ГОДАХ XX ВЕКА

Первого сентября 1939 года началась Вторая мировая война. Нападение фашистской Германии, а затем коммунистической России на Польшу закончился для поляков разгромом и оккупацией, и то в очень скором времени. Уже на десятый день от начала войны, остатки польского войска во главе с Рыдз-Смиглы, спалив полковые флаги на выгоне, покинули деревню, а через неделю на Семакивський дороге уже грохотали советские танки.

Отобранные подразделения Киевского военного округа ехали на машинах с песнями «Розпрягайте, хлопцы, коней» и «Ой хмелю, мой хмелю». А через несколько часов новые оккупанты «повели борьбу» с частной собственностью, разграбив магазины Городенки.

Дальше пошли шумные собрания и сборы, на которых ораторы-агитаторы восхваляли советские порядки и критиковали капитализм. В Серафинцы на стадионе около кладбища соорудили трибуну и провели первый митинг, который утвердил советскую власть в селе. Главой ее стал Юрий Жугаевич. Создали также комитет бедноты и земельную комиссию, которая распределила поля помещика Зейдмана между бедняками. На каждого пришлось по 0,5 гектара.

Еще в сентябре опустел двор Зейдмана: чего не разграбили, то распределили между собой комитетчики. Остались пустые хозяйственные здания и помещичьи хоромы. 28-29 октября во Львове состоялись так называемые народные собрания Западной Украины для принятия присоединения западных областей к Советской Украины в составе СССР. Делегатом от Сера-финцив была Анна Онуцкого.

Нелегкая была весна 1940 года. Распределенные помещичьи земли принадлежало обработать, а тягловой силы не хватало. Весенние работы на этих полях опаздывали, и новые хозяева были недовольны При всем том вырос неплохой урожай. Новая власть стала агитировать за колхозы, мол, так легче работать. Зимой началась активная наступательная пропаганда колхозной жизни. Приезжали представители колхозов из восточных областей, посылали наших людей к ним, в частности Анну Онуцкого, но та не увидела там ничего хорошего.

По Рождественских праздниках в Серафинцы создали колхоз «17 сентября», председателем которого стал Василий Онуцкого. Лучшие земли села: Заокип, Заперевид, на заставках отошли в колхоз, а худшие достались тем, кто хотел работать самостоятельно.

Наступила первая колхозная весна. Образовали две бригады: одну в помещичьем дворе, а вторую — на хозяйстве Андрея Бучовського, которого причислили к кулакам, потому что имел 20 гектаров земли, которую купил за деньги, которые получил, в качестве компенсации за свое увечье на бумажной фабрике в Канаде.

Двадцать второго июня 1941 года началась немецко-советская война. В тот же день немецкие самолеты разбомбили военный аэродром в Чернятин.

В четверг, 26 июня, в Серафинцы уже были венгерские войска, которые начали устанавливать свои порядки. На гостинцы и в центре села соорудили виселицы. По селу шныряли местные чиновники с мадьярскими карабинами и реквизовувалы хлеб и одежду.

Тридцатого июня во Львове было провозглашено восстановление Украинского государства, правительство которой возглавил Ярослав Стецко, заместитель Председателя провода ОУН Степана Бандеры.

В Серафинцы выбрали украинскую власть, а в Городенке открыли школу резерва пидстарший украинской армии, которую возглавил поручик УГА Петр Васкул. Однако через неделю немцы разоружили школу, а ее руководителя по благословению венгров зверски замучили польские шовинисты.

В августе пришли немцы и стали устанавливать свои порядки.

Серафинцы стали волостным центром, а в волость, кроме них, входили еще пять сел: Ясенив, Пробабин, Городница, Передивання, Стрильче. Волостным старшиной назначили Василия Яшона, а писарем — Николая Мулярчика.

Немцы вели себя в деревне в зависимости от успеха или неудач на фронтах. Сначала они были достаточно миролюбивы, но когда зимой наступили для них неприятные времена, стали отбирать у крестьян теплую одежду. После сталинградского краха оккупанты еще сильнее осатанели, стали забирать сельскую молодежь на работу в Германию.

Двадцать седьмого марта 1944 года советские войска форсировали Днестр и захватили Городенко, Снятин, Коломыю. В Снятине была создана областная власть, а остальные области в июле оставалась под немецкой заимкой.

Уже в начале мая более 500 здоровых мужчин в возрасте от 18 до 45 лет мобилизовали на войну. Часть из них отправили на военную подготовку в Саратовскую область, а остальное — на фронт. Домой не вернулись с войны 142 мужчины.

Сразу же после войны оккупанты жесткими методами взялись восстанавливать в селе колхоз. Крестьяне сопротивлялись коллективизации, а ОУН и УПА вели кровавую борьбу против новых захватчиков. Запылали скирды и амбары, по ночам слышались выстрелы. Гибли и невинные люди.

НКВД установил в крае февраля террор против ОУН и мирного населения. Людей эшелонами вывозили в Сибирские концлагеря, «раскулачивали», грабили. Терпели старые, мучились дети.

В 1946 году возобновлены деятельность колхоза, в котором тогда насчитывалось 50 семей. Землю обрабатывали примитивным способом, основной тягловой силой были лошади, да еще машинно-тракторная станция (МТС) оказывала помощь одним трактором «Универсал». Урожаи были невысокие, на трудодень колхозникам выдавали 500 граммов зерна и по несколько копеек.

В 1948 году состоялась сплошная коллективизация. В Серафинцы создали два колхоза: на Миколинському углу — «17 сентября» во главе с председателем Николаем Дейпуком, а на Вознесенском углу — имени XVI партсъезда (председатель — Николай Безмутько). Бригадирами были: в колхозе «17 сентября» Теодор Бачинский, Иван Билоголовка, Иван Поничевський, Николай Якивчик; в имени XVI партсъезда — Николай Боюк, Михаил Березовский, Василий Гнатчук, Василий Козаченко.

В том же году председателем колхоза «17 сентября» выбрали Александра Ковалива, который сумел наладить трудовую дисциплину и поднять экономику, а в 1949 году два колхоза объединили в один — «17 сентября», где создали четыре полевые бригады, которые возглавили Теодор Бачинский, Василий Москалик, Николай Якивчик, Михаил Березовский. Кормовую бригаду возглавил ВасильБойчук, а огородную — Иван Бережанский. Колхоз обслуживали пять тракторов с МТС. Урожайность зерновых составила 15 центнеров с гектара. В животноводстве было 80 голов крупного рогатого скота, ЗО голов молодняка, 400 свиней, 200 овец и 300 кур. За 1949 колхозники получили на трудодень по килограммовые зерна и 50 копеек деньгами.

В конце 1953 года председателем колхоза стал Иван Сичкарь, его заместителем — Василий Гнатчук, агрономом — Александра Сичкарь. Под председательством Ивана Сичкаря (1953—1965) колхоз стал стабильным. Урожаи зерновых возросли до 35-40, сахарной свеклы собирали по 360, табака — 15 центнеров с гектара. На трудодень стали выдавать по два килограмма зерна и два рубля.

Доходы позволили подумать и о социальном развитии села. В то время были сделаны следующие мероприятия:

достроен детский сад по типовому проекту;

сооружен стадион;

реставрированы две мельницы;

построено два магазина на обоих углах;

электрифицирован село.

Строительство в колхозе и в селе велось под руководством мастера Николая Бачинского и его помощников Амброзия Галущака, Ивана Бачинского, Романа Жугаевича, Николая Галущака, Василия Онуцкого.

В 1966 году Ивана Сичкаря перевели на работу в районное управление сельского хозяйства райисполкома, а колхоз возглавил Лука Стефаник. По его председательства возросли урожаи, перешли на денежную оплату труда, построили новое здание школы, зерновые склады, столовая для механизаторов.

В следующем году Луку Стефаника перевели на работу в колхоз «Маяк», а председателем колхоза «17 сентября» стал Василий Гнатчук. Урожайность зерновых теперь составляла 42-45, а сахарной свеклы — 400 центнеров с гектара.

В 1967 году открыт новый Дом культуры, кирпичный завод, упорядочены сельские дороги.

В 1970 году колхоз «17 сентября» объединили с колхозом «Маяк» (Городенка). Председателем объединенного хозяйства стал Лука Стефаник. В Серафинцы был создан участок № 1, а новый колхоз назвали «Ленинским путем». Руководителем серафинського участок стал Василий Миленький (1970—1974), а после него отделением руководили Василий Гнатчук (1971—1985) и Дмитрий Еремеевич (1985—1990).

ХРОНИКИ Серафинцы

Приходе Серафинцы известна от 400 лет. Прежде серединой деревни вдоль реки Ямгорив проходила граница между Турцией и Польшей. Часть Серафинцы на восточном берегу реки принадлежала в Турцию, а на западном — к Польше. На месте, где теперь стоит парохияльна церковь, на холме, который возвышается над деревней, возвышалась турецкая башня, за ней были вырыты глубокие рвы, а по тем рвами высыпан высокий вал, на котором был сооружен турецкий замок. Один из тех древних рвов сих пор пересекает парохиальне двор. Турецкие следы можно сейчас заметить на некоторых фамилиях: Алиманы, Буждигана, Яшан (очень многочисленная семья), Бурнадзы. Так же о давнюю турецкое господство свидетельствуют некоторые детали местного одежды. Например, старые женщины еще до сих пор носят турецкие красные фазы на головах.

Из-за частых пограничные столкновения и нападения люди покидали родные края, и в XVI-ХУП вв численность их очень зридла. Доперва в XVIII возрасте каневский староста Николай Потоцкий навел из Украины, где тогда была Руина, и люди бежали куда глаза глядят, много колонистов, предоставил им земли и казацкие «вольности», то есть освободил от барщины. С тех пор появились у нас Чайковски, Велигорськи, Крыжановская, Топольницкий, Бачинские, Онуцкого, Островские, Рогожинский, Войцеховский, Книгиницьки, Рома-ского, Скавронской, Бережанский, Березовские, Городецкого, Козаченко (исчислении), Петриченко, Курганевичи, Жугаевичи, Шлемкевич , Бурнадзы, Боюкы, Подольски, Хошинськи, Илиевичи, Левицкие, Паничевськи, Будапешт и човськи, Лучицкие, Якимович, Яримовичи, Загаровськи, Лазарович, Лу-Кавецкая. Все эти семьи теперь весьма много; С давней галицкой пан-щизнянои населения остались Атаманюк, Якивчикы, Матийчик, Кабаны, Петрины, Фалата, Русковолошины, Унгурян, Бабий, Дейпукы, Коза-резы, Потягайло, Билоголовкы, Ощипко, Дикы, Гнатчук. Этих семей значительно меньше, чем переселенцев Потоцкого, до сих пор сохранили черты, которые находим, например, на Полтавщине. Да и характер этих украинских колонистов отличная от характера жителей других сел. Они очень любят хорошую хоральной пение, зажигательные, гордые, очень привязаны к греческого обряда и украинской национальности, сварливыми, клонятся ко всему новому. Это и есть образ нынешних прихожане в Серафинцы.

Румынского происхождения Гривул и Унгуряну.

Николай Потоцкий основал тогда церковь Вознесения и дал средства на содержание священника. В конце XVIII века двор перенес церковь и парахиальни дома на то место, где они стоят теперь, ибо турецкая граница тогда переместился вне Буковину (по Австрии), а город, старый погост, место, где была древняя церковь, забрал себе, и до сих пор там есть дворовые огороды. С того поставь был процесс между священником и двором, который закончился окончательно года 1818 не в пользу прихода. Года 1866 выстроил па-хрю отец Николай Дебельський новые парохиальни дома, а года 1882 настоятель отец Северин Литвинович построил новую церковь перенесения мощей св. Николая. Парохиальни дома отремонтированы в 1922 — 1923, а церковь — в 1925—1926 годах.

Население прихода вскоре возросла так, что уже 1830 основан систематизированное сотрудництво, и теперь она составляет около 3800 душ, через многочисленную эмиграцию в Канаду и Америки уменьшается. Школа к году 1921 была четырехклассная и насчитывала до 680 учеников, а теперь действует шестикласна школа, в которой работают девять учителей, а число детей каждый раз уменьшается и сего года составляет 420.

Серафинцы, 27 декабря 1926

II

Село Серафинцы достаточно большое и имеет вид длинного ужа длиной около 5 километров. По статистике от 1931 года, здесь насчитывалось 811 домов и 3454 жителя. Площадь села составляла 3 квадратных километра.

Через две трети села протекает поток Гуркало, соединяющийся с потоком Лимець, текущей от Городенки и протекает через треть Серафинцы. Итак, деревня расположена над двумя ручьями, которые приносят ему много пользы.

Население здесь украинское, но есть и несколько польских семей, к полякам не признаются. В общем население состоит из 80 различных фамилий. Из них половина заканчивается на-ский и-ич. Два фамилии татарского происхождения (Болук и Али). Татары вихрестилися и поодружувалися с христианка.

Село начало оседать где-то около 1500 года на юго-востоку от нынешнего и называлось Ямгорив.

Во время татарского наезда 1622 оно было полностью уничтожено, лишь нескольким семьям удалось уцелеть. Жители прятались между скал вдоль потока Гуркала.

После татарского набега село стало отстраиваться в верховье Гуркала. Здесь были начальные числа домов во главе с центром тогдашней «культуры» — корчмой, которая имела первое число.

На полях возвышались две курганы, на которых зажигали огни при набегах татар. От тех курганов приняли название семьи Курганевичив. Где-то в том месте, где теперь местное кладбище, было турецкое поселение, следы которого в форме черепков и бутылок находим при рытье могил.

Название села задержалась где-то к году 1860, потому что с того времени является контракт купно села евреем Давидом Зильбером у графа Понинских года 1866, где фигурирует название Ямгорив. Есть два варианта изменения названия (очень путаные и противоречивые да и вряд ли правильные). Первый. Старая церковь стала рушиться, и по преданию, где-1760 недалеко от нынешней церкви, заехал в болото господин Исидор Ильський и не мог оттуда выбраться, поэтому борикаючись дал обет возвести церковь, когда спасется. Выехав из болота, построил церквушку в честь ангелов Серафини. От того времени село развивается в направлении церкви и убирает название Сера-финци. Все это содержит налет легендарности. По данным современного краеведения, название деревни происходит из молдавского и означает «меняла», то есть здесь был пункт обмена денег различных государств. С тех времен есть предание, что около 1760 один из приходских священников было две дочери. К Ямгорова пришли два богословы Иван и Михаил Шлемкевич, которые поженились за парохових дочерей. Один из братьев уехал из села, а второй, Иван, получил 14 моргов поля и дал начало роду Шлемкевич.

Есть еще одна версия происхождения Серафинцы. У господина Каньовського, владельца села, была любимая жена Серафима, в честь которого и названо село. Старая церквушка исчезла, а на ее месте построена вторая, где священникам были отцы: Баран, Плоньский, Загайкевич, Каратницкий, Бородайке-вич, Луцкий. В 1882 году под руководством отца Литвинович на месте старой церкви возведен храм, который стоит в это время (сто лет). Часть иконостаса написана в те времена, остальные — позже. Приход был довольно большой, имел 70 моргов поля.

Новая двухэтажная семикласна школа построена в 1905—1906 годах. От 1850 до 1878 года дети учились в старом здании, где с одной стороны была школа, а с другой — сельская управа. В 1880 году школу перенесли в мир дома. С тех пор ее управителями были учителя: Струк, Ижевский, Бачинский. Последний был сельским радикалом и поднял чрезвычайно уровень культуры села. После Бачинского управителями были Лень, Дорожтнський и Юрчишин. Из Австрии управление было украинское, однако, начиная от 180 до 1914 года за общественные дела нужно было трудно бороться. Двор не имел влияние в деревню, потому что там жили евреи, которые на одних из выборов потерпели поражение и больше в общественные дела не вмешивались.

К 1850 году в селе управляли помещики и мандаторы, которые наказывали палками.

В селе часто бывал классик украинской литературы Василь Стефаник. Он учился с Львом Бачинский в Коломыйской гимназии. О Левкову сестру Стефаник писал: "Евгения Бачинская — это моя первая (белая) любовь" Но жениться на ней не смог. И бедная девушка 1897 умерла от грусти и от болезни.

В 1910 году у учителя Василия Бачинского чувствовал Иван Франко, после того. Как выступал в Городенке.