Музыка как одно из средств терапии

По случаю всяких праздников и по другим поводам происходили также различные игры и танки. Это был древний славянский обычай: «Сходились на игрища, на танки и на всякие бесовских песни», — повествует летописец о старинные народные забавы. На такие веселые ступени были назначены отдельные вытоптанные площади, также назывались игрищами: «Игрища втолочени, и людей великая сила, начинают пихать друг друга», — сетует один проповедник. Впрочем игры проходили и на улицах, и уже в те времена улица означает народную забаву, так же, как повечерниця — нынешние вечерницы. Как выглядели эти игры, об этом знаем немного.

Танки шли под музыку. «Возьмите свирели, бубны и гусли и ударяйте, Исаакий будет нам танцевать», — зовут бесы, что соблазняет монаха.

Музыкальные инструменты были достаточно разнородны. Прежде всего упоминаются бубны и трубы; дальше какие роды свирелей или флейт — сопели и пищаль; свириль — инструмент, состоящий из нескольких свирелей; гусли — инструмент, подобный арфы; неизвестный с виду орган.

При дворе киевского князя был разнородный оркестр; игумен Феодосий, как вошел в комнат, где сидел князь, «увидел многих, игравшие перед ним; одни гусляни голоса подавали, другие музикийськимы звуками голосиилы, другие органными, — и так все играли и веселились, как есть обычай перед князем ».

Танец, плясання, был известен повсюду. Танцевали при различных случай: «на пирах и на свадьбах, на вечеринках, и на игрищах, и на улицах», — перечисляет Кирилл Туровский. С давних времен происходил также обычай танцевать во время народных праздников, например, под Ивана Купала. «Грех танцевать на русалии», — предостерегает проповедник.

С тех пор распространилось христианство, развился в Украине церковное пение, стоявший под византийским и болгарским влияниями. Есть свидетельства, что на этом поле появлялись и певцы-артисты. Так, в 1137 летописец записывает, что смоленским епископом стал Мануйло, «пивець хороший», пришедший из Греции. В Перемышле 1241 упоминается «словутний пивець Митуса», что из гордости не хотел служить князю Даниилу.