Поэтесса Леся Храпливого

 

Поэтесса чрезвычайно требовательна к своему творчеству. Читая некоторые из ее стихов, кажется, что она не всегда уверена в мощности своего слова. Многие написанных ее рукой стихов завершаются строками, полными твердой веры в то, что труд его не напрасна, что поэтическое слово есть и будет оружием, которая поведет современников и последующие поколения светлыми путями к счастливому будущему.

В лирике встают образы поэта-борца, глубокого мыслителя, рыцаря духа и воли, человека высокой цели и сильной воли. Везде, где идет речь о поэзии, — все это образное раскрытие любви Леси Щур до своего поэтического призвания, и ее обязанности, как патриота своей Родины. Как клятва верности музе борьбы звучит такая строфа:

Я беру перо, чтобы снова писать.

Тане пространство и пропасть лет.

Моя муза — где двойные решетки.

Моя муза — где колючая проволока.

То, что красота будущего общества в его человечности неоднократно подчеркивается анафоричнимы повторами.

Часто утверждается такая идея: народ един создатель материальных и духовных ценностей, разоблачает общественный строй, основанный на угнетении и эксплуатации и призывает к его уничтожению.

Разбудила мощный порыв в сердце поэтессы Мазепы в мечта. Ради этой идеи писательница давно отреклась от других мечтаний. Стихотворение, в котором рассказывается об этой мечте утверждает мысль, что поэтесса нашла свой идеал в возрождении. И хотя сегодня мечта гетмана Мазепы стало реальностью и трактовка его фигуры однозначное, не фальсифицированное, она все равно испытывает глубокую боль, потому что не смогла принять в этом личного участия. Ее болезненно поражала кровь украинская, которая пролилась ради воплощения этой идеи в жизнь.

Лети, бистрокрила туго,

Легко крылатой летать ...

Мне же не заменит второй

Моей вечной встраты ...

Страстное обращение писательницы к Богу передает переживание ее за эту мечту:

Боже, я не прошу его судьбы,

Лишь бессмертие Мазепин мечты, которая бы предоставила Украине давно ожидаемый, несокрушимый суверенитет. Безграничная преданность народному делу, готовность идти на самопожертвование во имя свободы с большой силой выражен в таких строках произведения:

Пусть порывы кромсают до крови

За то лет победный степями,

Ради девушки в ленте днепровской,

В звездочки из позолоченных храмов.

Меня взволновало то, что писательница так убедительно прибегает к этой теме. Ведь о мазепи ну мечту говорилось в тесном семейном кругу, еще с раннего детства, однако — шепотом, при плотно затулених окнах. В ее бессмертие она верила всю жизнь, еще со школьной львовской скамейки, а впоследствии и в пластовых лагерях в Немое действующие, где патриотическое воспитание молодежи, умноженный тоской по безвозвратно потерянной родной земле, ставился и цинилося очень высоко.

Contra Spem Spero (Без надежды надеюсь) — профиль могла сказать и Леся Евгеньевна Щур. Очень часто помогала закрепить ту веру и ту надежду искренняя молитва.

Такое оно, жизнь, как данность, как реальность, как вечность:

Далеко где проходит время,

Учат мудрецы напрасны:

Заблисла суть жизни вдруг

В глазах незлобным серны.

Этими строками завершает Леся Храпливого стихотворение-размышление о быстротечности времени, о смене поколений, об обязанности живых, которым надо вечно спешить. Ведь трудно предугадать, куда поведут жизненные пути-дороги, поэтому каждый из нас обязан сделать что-то полезное и изменить после себя хотя бы какой-то, пусть незначительный след в истории человечества, как это делает Леся Щур, позаботиться о сохранении до сегодняшних дней.