Принцип коллегиальности в медицине

Именно медицина в лучших своих моральных образцах и попытках концентрирует и наглядно олицетворяет концептуальные принципы и основы профессиональной коллегиальности, то есть профессиональной взаимоуважения, взаимопонимания и одновременно требовательности к практической работе врачей ради интересов больного. Важность уважительного отношения врача к знаний и навыков более опытного коллеги подчеркивает Гиппократ в своей классической "Клятве". Этот постулат ликарювання красноречиво отмечено и в "факультетские обетования" молодых отечественных врачей перед началом самостоятельного пути. Стоит отметить, что принцип коллегиальности в целом основывается и провозглашает уважение к любому мнению в процессе оказания медицинской помощи (скажем, во время консилиума), независимо от официального статуса врача. Собственно, консилиум — это не обязательно столкновение противоположных соображений трех-четырех специалистов или некий формальный акт или процедура.

Весьма интересным нам кажется отрывок из воспоминаний известного академика Николая Дмитриевича Стра-жеска. Он вспоминал историю выдающегося клинического открытие — одного из первых прижизненных диагнозов тромбоза венечных сосудов, то есть первой ступеней учения об инфаркте миокарда и ишемической болезнью сердца еще в период, когда не применялась ЭКГ. Этот эпизод Н. Стражеско приводит, рассказывая о своем учителе, гения мировой терапии, профессора Василия Парме-Духнович Образцова.

"Привычка в Образцова была следующей. Придя в терапевтическое отделение в Александрийской больницы (ныне Центральная городская клиническая больница в Киеве в районе Бессарабского рынка — Авт.), Он в интерна прежде всего спрашивал, сколько новых больных, на что они болеют, и сразу шел к ним ... Однажды он приблизился к пациенту, который попал в больницу по поводу жестокого боли в области грудины. Сознание его было омрачено, пульс почти не промацувався. Образцов сел напротив, стал наблюдать, затем исследовать, слушать, он спросил интерна: "Как вы думаете, что у больного? "Тот, как говорят, буркнул:" Ревматизм грудины. Образцов прищурив левый глаз (это была его манера) и продолжал сидеть у больного, ничего не говоря. Скепсис на его лице просматривался четко.

Вроде о себе я заметил: "А может то закупорка венечных артерий сердца?" Образцов повернулся удивленно посмотрел на меня и сказал: "Вы, наверное, угадали".

Запомним эту удивительную высоту коллегиальности. Великий врач согласился с мнением младшего коллеги. Следовательно, в клинике В. Образцова действительно царили общительность, пристальное внимание к предположений и научных озарений. Итак, имеем диагностический успех на фоне коллегиальной сплоченности!

Таким образом, коллегиальность в медицинском коллективе является одним из краеугольных принципов, регулирующих взаимоотношения между сотрудниками. Коллегиальность — это сотрудничество и единство, доверие и взаимоуважение в решении сложных вопросов диагностики, патологии и лечения больных.

К сожалению, в клинической практике встречаются нередки случаи досадного пренебрежение данным профессиональному принципу со стороны как врачей, так и среднего медицинского персонала. Чаще коллегиальность нарушают некоторые молодые врачи-карьеристы, которые в погоне за "авторитетом" или выгодой уступают принципам добропорядочности по сослуживцев. Не может быть никакого оправдания таким лекарственным высказыванием, как, например: "Вам установили ошибочный диагноз", "Считайте за счастье, попавших на лечение в меня" и др. Сознательное или даже легкомысленное, случайное осквернения профессионализма коллеги вредит и делу, и пациенту. Ведь ли посетитель такого врача и дальше верить в медицину?

Наверное, нет. Итак, искусственные методы саморекламы и утверждения своего "авторитета" пагубные хотя бы потому, что строятся на аморальной основе.

Вместо вслухаемося в формулу известного хирурга-гуманиста Подолье Людвига Ивановича Малиновского, которую приводят в книге "Врачи-винничане" А. Голя-ченко и В. Черный. Л. Малиновский, который построил в Виннице губернскую земскую больницу и оперировал множество раз, не брал с больных ни копейки. Характеризуя свою хирургическую деятельность, он как-то заметил: "Поскольку я неоднократно имел счастье добиваться выздоровления, правда, как исключение, при заболеваниях, коллеги оценивали как безнадежные, и не отступлю от привычки оперировать всех в пределах анатомической досягаемости и не таких, которые агонизируют ".

Обратите внимание на то, что, несмотря на исключительные хирургические победы, Л. Малиновский НЕ порицать коллег ...

Становление авторитета врача — это длительный и трудоемкий процесс, требующий выдержки, самосовершенствования и даже самопожертвования. Вспомним известного врача-интерниста, основателя ведущей российской терапевтической школы, украшение мировой науки Сергея Петровича Боткина. Любви и уважения коллег и больных он добился изнурительным трудом. В конце концов, она привела к тяжелой "ангины пекторис" у выдающегося врача и преждевременной его смерти. Но ни разу он не уступил своим долгом.

Образцовым было отношение профессора С. П. Боткина к молодым коллегам. Это доказывает его речь на торжественном акте в Военно-медицинской академии 7 декабря 1887 "День, когда государство и общество принимают в свою среду новых сотрудников на общую пользу, — отметил С. П. Боткин, — увенчивается публичными торжественным собранием всех членов академии , ее учеников, ее почетных членов и почетных гостей, с участием близких и родных воспитанников. По давней академической традиции, конференция академии поручает одному из профессоров произнести речь по этому поводу. В этом году такая честь оказана мне.

Имеем перед собой молодых товарищей, которые начинают практическую деятельность, стоя перед обществом, где будут работать новые силы, я набрался смелости выложить перед достопочтенный собранием общие основы клинической медицины, сложившихся у меня ...".

"Молодые товарищи ... Новые силы ... Достопочтенные собрания ..." — Да обращается С. П. Боткин к юным коллег ...

Весьма интересными в смысле унормувань нравственности врача в коллективе нам кажутся размышления известного львовского ученого-онколога профессора Анатолия Ивановича Гнатищака. В статье "Психология основ христианского мировоззрения, в частности этики" (Медицинская газета Украины — № 7 — 8 — 1997) он пишет: "Создание позитивного мировоззрения происходит через страдания, жизненные неудачи, требует широкой самокритики, на которые должна опираться вера, Христос требует безграничной любви к Богу и ограниченного к самому себе ...". Такой альтруизм, чувство самопошаны, соблюдение своего слова, обещания, ответственность за сказанное и сделанное — все это ограничивает и даже исключает саму мысль зло, Анатоль Гнатищак отмечает: "Правдивая, искренняя и высокое уважение к людям, стремление жить по принципу правды, добра, красоты и любви к другим требует жертвенности и сильной воли, к чему не все способны. Ведущей психической установкой для воплощения этических норм в повседневную жизнь есть умение видеть себя со стороны, сократовская "пизнай_самого_себе", и самопожертвование Сократа имеет нечто общее с самопожертвованием Христа, хотя Сократ очень любил жизнь, но не более, чем честь и правду ".

Нам кажется, что это существенные штрихи к портрету самого Анатоля Гнатищака. И здесь видится христианский взгляд на личность врача в обществе, уважения к другим, доминанты чести и правды, которые являются непременной основой самоуважения.

Все в интересах больного — вот ведущий тезис клиники. Из этого следует положения, ретроспективное не всегда можно оценить: правильность назначений, которые были сделаны больному другим врачом. Каждый врач в установлении диагноза или в выборе назначений исходит из конкретных обстоятельств, оценки им особенностей индивидуальности больного и многих других факторов. В случаях из истории болезни, выдаваемых на руки пациенту, врач основном бывает вынужден писать (с целью предотвращения психической травме, а также сохранение врачебной тайны) смягчен диагноз или даже заведомо неправильный (когда речь идет об опухолях или некоторые другие заболевания). Поэтому читать медицинские документы, которые написаны другими врачами, надо с пониманием, не нарушая при этом принципов коллегиальности и медицинской этики. Приведем поучительный пример таких действий врачей. Эти данные изучены одним из авторов пособия и приводятся впервые. Осенью 1939 г. писатель М. А. Булгаков, врач по специальности, заболел тяжелый нефросклероз. Болезнь имела неблагоприятное течение. Его консультировали профессора А. Герке, М. Рапопорт, доктора М. Захаров и А. Арендт. Вот их резюме: "Гражданин Булгаков М. А. страдает начальную стадию атеросклероза почек с явлениями артериальной гипертензии и требует 3-месячного лечения в подмосковном санатории с применением физиологических методов лечения, диетического питания и соответствующего заботы."

Это осторожное высказывание — "начальная стадия" — были приняты, полагаем, не случайно. Участники консилиума понимали: М. Булгакова явно заинтересует их запись, и они, чтобы сохранить надежду на выздоровление, нашли менее тревожный вариант заключения. Это была "святая ложь" и одновременно проявление коллегиальности.

Гегель называл попытки сбросить со счета все, что сделано другими, "недоразвитый напряжением принципа" и считал, что такое явление присуще недозрелыми личностям. Именно в умении оценить сделанное предшественниками он видел моральную зрелость каждого человека.

Малоопытных врачей необходимо учить, врачебные ошибки нужно обсуждать и исправлять, но все это должно соответствовать требованиям врачебной этики. Даже достаточно авторитетный врач должен терпимо относиться к мнению другого врача, а в случае необходимости вежливо объяснить больному причину отмены ранее назначенного медикаментозного препарата и замены его другим, целесообразность дообследование, назначение новых диагностических процедур. Апломб, самолюбие, высокомерие, нежелание понять коллегу вред как самому врачу, так и медицине.