Проблемы военного положения в Польше

После Второй мировой войны Польша пережила несколько общественно-политических кризисов (1956, 1968, 1970, 1976), которые имели свои источники и причины. В начале 80-х годов главной оппозицией существующему политическому режиму выступила независимая самоуправляемая профсоюз "Солидарность", которую возглавил электрик судоверфи города Гданьск Лех Валенса. Руководством "Солидарности" на всей территории Польши в воеводствах, в городах и селах были созданы ячейки профобъединения. Финансовую и моральную помощь "Солидарности" оказывал Запад.

Попытка примирения оппозиции и власти после августовских забастовок 1980 года была неудачной. Вскоре после подписания соглашений каждая из сторон взялась за обвинения другого в срыве договоренностей. Возобновились забастовки, углублялся общественно-политический кризис.

К середине 1981 противостояния "Солидарности" и государственного руководства в центре и особенно в некоторых воеводствах, на предприятиях, в учебных заведениях и в селе значительно усилилось. "Солидарность" начал подготовку к своему первому съезду. В это время усилилось влияние ее радикального крыла. Характер и содержание дискуссии на I съезде профобъединения были, очевидно, последней каплей, переполнившей чашу терпения руководства ПОРП и страны и подтолкнула его к принятию наиболее драматического решения в послевоенной истории Польши, которым, безусловно, стало введение военного положения. Уже 16 сентября Польская объединенная рабочая партия (ПОРП) приняла заявление о том, что "ход проведения и решение первой части съезда преподнесли в ранг официальной программы целой организации авантюристические тенденции и явления, которые присутствовали в" Солидарности ", хотя казалось только за крайние явления "[5, 170]. "Солидарность" была обвинена в одностороннем срыве соглашений, принятых в Гданьске, Щецине, Ястшембе и создании программы политической оппозиции, направленной против интересов польского общества.

Дальнейшие события в стране развивались с калейдоскопической скоростью. 15 октября началась новая волна забастовок и акций протеста. Резкое ухудшение политической и экономической ситуации в Польше вызвало очередную замену высшего руководства ПОРП. 16 октября начал работу четвёртый пленум ЦК ПОРП, на котором первым секретарем ЦК партии был избран В. Ярузельского. 24 октября, исходя из решений пленума, правительство издало указ об организации и полномочия военных оперативных группировок на территории страны, направленный против возможных выступлений оппозиции. 28 октября на призыв "Солидарности" "в связи с угрозой профобъединения и обществу" прошел Всепольский часовую забастовку.

4 ноября в Варшаве состоялась встреча В. Ярузельского, Л. Валенсы и примаса Польши кардинала Ю. Глемп, во время которой речь шла о путях преодоления кризиса, а также о возможности создания Фронта национального согласия с целью диалога и консультаций между политическими и общественными силами. Она на некоторое время внушала у поляков надежду на достижение компромисса. Но уже 17 ноября, когда в очередной раз безрезультатно завершились переговоры правительства с делегацией "Солидарности", поскольку платформа последней имела ультимативный характер, стало понятно, что этим надеждам не суждено сбыться.

"Солидарность" повела наступление на власть. 19 ноября ее руководство обвинило руководящие органы государства и партии в сознательной фальсификации деятельности оппозиции и призвало население бойкотировать государственное телевидение. После того как 2 декабря были арестованы бастующие слушатели Высшей пожарной школы, "Солидарность" обратилась к полякам с призывом провести 17 декабря общенациональная забастовка протеста против произвола властей. Генеральная репетиция к таким событиям была проведена 11 ноября. В этот день на улицы польских городов были выведены тысячи людей. "Солидарность" избрал так называемый "венгерский вариант" (события в Венгрии осенью 1956 года начались именно с больших уличных манифестаций. Профобъединение выдвинуло также требование проведения референдума относительно вопроса о новых выборах в сейм и необходимости смены власти.

Шансов на достижение взаимопонимания между властью и оппозицией становилось все меньше. Руководство страны оказалось перед выбором: или компромисс, что приведет к потере ПОРП руководящей роли в обществе, или применения силы.

События достигли кульминации с началом зимы, когда 3 декабря 1981 в городе Радоме состоялось заседание президиума общепольской комиссии и руководителей региональных организаций "Солидарности". На нем была принята резолюция, где отмечалось: "Разговоры о национальном согласии используются правительством как ширма, прикрывающая приготовления для атаки на профобъединения. В этой ситуации дальнейшие переговоры относительно национального согласия становятся беспредметными "[5, 170].

Отказываясь от маскировки, руководство "Солидарности" высказалось за конфронтацию и захвата власти. Тогда Л. Валенса заявил: "Конфронтация будет. Необходимо, чтобы люди это уже осознавали ... Мы понимаем, что мы разрушаем систему "[1, 46].

Руководство "Солидарности" приняло решение начать подготовку общего референдума "О формах и принципах осуществления власти" и "О выборах в представительные органы различных ступеней". Следует отметить, что "Солидарность" полностью не исключала возможности заключения соглашения с властями и даже предложила перечень "минимальных условий", необходимых для этого. К ним относились требования, которыми завершался Радомский документ: терпимость к деятельности активистов профобъединения и отказ от репрессивной политики в отношении профсоюзов; немедленное полное самоуправление предприятий; установления самостоятельного и независимого профсоюзного контроля над всеми отраслями народного хозяйства, особенно над продовольственными ресурсами, и образование независимо от правительства и сейма так называемой общественной совета народного хозяйства, которая бы осуществляла контроль над социально-экономической политикой государства; гарантирования "Солидарности", церкви и другим общественным силам возможности публично высказать свое мнение на радио и телевидении; представление в сейм согласованного с "Солидарности" закона о профсоюзах и другие [1, 46].

С учетом политической ситуации в Польше в то время эти требования, по сути, были ультимативными и даже их частичная реализация была очень проблематичной.

Следует также отметить, что с сентября 1981 года в руководстве "Солидарности" шла жестокая борьба между сторонниками решительных, радикальных действий и так называемыми "умеренными", которая закончилась в пользу первого. В целом же "Солидарность" уже давно не соответствовала своему статусу независимого профсоюза, а представляла собой оппозиционное общественно-политическое движение. Она открыто требовала у властей своего участия в руководстве страной, в решении экономических и политических вопросов.

Лидеры "Солидарности" — Валенса, Мочульский, Куронь, Милевский, Михник, Рулевський, Гвязда, Буяк и др. — Вели переговоры с иностранными государствами от имени правительства, которое еще не был сформирован. До 13 декабря 1981 50 официальных делегаций "Солидарности" выехали в 30 западных государств. Более 300 деятелей профобъединения под видом туристов посетили Италию, Францию, Швецию, США и Швейцарию [3, 98]. Они зондировала возможности оказания помощи Польше в случае свержения коммунистического правительства и прихода "Солидарности" к власти.

Ситуация в стране обострялась с каждым днем. 7 декабря 1981 президиум "Солидарности" приняла решение о создании собственной "рабочей стражи" — отрядов самозащиты и охраны, а Л. Валенса заявил, что профобъединения переходит к новым формам борьбы с властью.

11-12 декабря в Гданьске состоялось заседание Всепольского комиссии "Солидарности", на котором была принята резолюция, призвала поляков к открытой конфронтации с коммунистической властью, а также было принято решение провести в стране до 15 февраля 1982 всеобщий референдум с целью оценки и проверки деятельности официальных властей, местных государственных и хозяйственных органов управления, а также ограничения на время их действия или коренного обновления. На заседании было назначено на 17 декабря массовые уличные манифестации по всей стране. Было также объявлено, что в случае репрессий против профобъединения забастовку должен произойти даже "при отсутствии руководства профсоюза" [7, 7]. Это заявление, которое оправдается очень быстро, была вызвана слухами о непонятном передвижения войск.

Опережая нежелательное развитие событий, в ночь на 13 декабря 1981 Государственный Совет ПНР приняла решение о введении на всей территории страны военного положения.

Вопрос о введении военного положения в Польше стоял еще в 1980 году. Впервые оно поднимался в Москве непосредственно перед приездом в нее 30 октября 1980 первый секретарь ЦК ПОРП С. Кане премьера Ю. Пиньковського [8, 205]. По мере обострения ситуации в польском обществе к вопросу о военном положении возвращались вплоть до 13 декабря 1981 года. Оно обсуждался несколько раз в кругах С. Кане, В. Ярузельский, Ф. Сивицкий, посла Советского Союза Б. И. Аристова, маршала В. Г. Куликова, заместителя председателя КГБ В. А. Крючкова [4, 47]. Опасения вызвал вопрос о том, как поведет себя армия, как отреагирует на такую акцию народ, какую позицию займет руководство "Солидарности", как встретят военное положение церковь и верующие. В обсуждениях, не без причины, учитывалось вмешательство в польские дела Запада. Но к единому мнению не приходили. Однажды после очередной беседы В. Ярузельский сказал: "Пока идет перетягивание каната" [1, 48]. Ни та, ни другая сторона весомых, обоснованных и убедительных аргументов "за" или "против" не предлагала. Хотя уже в начале 1981 года начал разрабатываться план введения военного положения.

В работе над планом участвовали ряд офицеров и генералов от штаба Объединенных вооруженных сил. Подобного опыта не имели ни польские, ни советские офицеры, поэтому шли консультации и поиски наиболее оптимальных решений по привлечению Войска Польского к выполнению задач правительства на случай обострения ситуации в стране.

Во второй половине 1981 происходили многочисленные встречи польского и советского руководства, совещания, телефонные разговоры. По всем каналам происходило давление на польское руководство с требованием стабилизировать ситуацию введением в стране военного положения.

Безусловно, огромное влияние на решение польского руководства имела международная обстановка, которая резко осложнилась после ввода советских войск в Афганистан. Влияние Москвы постоянно ощущалось в открытых письмах ЦК КПСС в ЦК ПОРП, итоговых коммюнике после регулярных политических консультаций и встреч на высшем уровне, в которых высказывалось убеждение, что польские коммунисты имеют возможность и силы для предотвращения неблагоприятного развития событий.

13 декабря 1981 с обращением к народу по радио выступил первый секретарь ЦК ПОРП, Председатель Совета Министров ПНР В. Ярузельский. Декретом Государственного Совета был создан Военный совет национального спасения и назначен военных комиссаров-уполномоченных, которым предоставлялось право контролировать деятельность органов государственной администрации, от министерств до гмин, в дисциплинарном порядке отстранять от должностей лиц, которые не выполняют своих обязанностей [6, 109] .

В Польше были интернированы лидеры "Солидарности", а также члены других оппозиционных организаций. Изолированно также группу лиц, на них возложили ответственность за обострение экономического кризиса.

На период военного положения запрещены любые собрания (за исключением богослужений), концерты, спектакли. Из газет выходили только орган ЦК ПОРП "Трибуна люду" и орган Министерства обороны "Жолнеж вольности". Было ограничено пользование общественным транспортом, передвижение между городами, запрещено находиться не в месте своего проживания более 48 часов, закрыты аэродромы, пограничные посты, запрещен выезд польских граждан из страны. Временно приостановлена деятельность профсоюзов, Независимого союза студентов, Союза польских журналистов и других ассоциаций [2, 22].

С введением военного положения в Польше начинается подпольный этап в деятельности "Солидарности". Многие ее руководителей были арестованы или интернированы. Но некоторым лидерам профобъединения удалось избежать арестов, и они продолжали деятельность нелегально: устраивали собрания, выпускали отдельные номера подпольных изданий, выходивших в эфир с пятиминутными передачами. Среди руководителей подпольной оппозиции произошло разграничение на радикалов, которые поддерживали идею одновременного сильный удар по власти, и умеренных — сторонников концепции "подпольного общества".

В апреле 1982 года был образован Временный координационный комиссии "Солидарности", а также отделы информации, по поддержке контактов по контролю, печати и связи. Важными программными документами комиссии были "Подпольное общество" (июль 1982) и "Солидарность" сегодня "(январь 1983 года). В них были определены основные задачи деятельности оппозиции: бойкот существующих организаций и институтов, поддерживающих функционирование системы, и создание в противовес им собственных независимых структур, а также борьба за экономические интересы населения [7, 114].

Необходимо признать, что сторонников силовых действий против властей в начале 1983 года становилось меньше, о чем свидетельствует значительное уменьшение количества забастовок и других акций протеста по сравнению с 1982 годом. Наметилась тенденция к некоторой стабилизации общественно-политической жизни страны. В этой ситуации на заседании сейма ПНР 21 июля 1983 было принято решение о прекращении действия в стране военного положения, но одновременно предполагалось сохранить еще на 2,5 года правовое регулирование с целью вывода страны из кризиса.

Сегодня события 1980—1981рр. и причины введения военного положения рассматриваются неоднозначно. Объективно введение военного положения было альтернативой интервенции стран Варшавского договора, гражданской войне и экономическому хаосу. Однако психологически общество не было готово к таким крайним мерам. Фактически это был государственный переворот, потому что об этом шаге не были заранее уведомлены ни парламентарии, ни чиновники, ни члены политбюро ЦК ПОРП. По мнению украинского исследователя этой проблемы В. Струтинского, можно выделить три больших блока оценок причин введения военного положения [8, 200-201]. Одна группа ученых и политиков считают, что 13 декабря 1981 года было вынужденным ответом на радикальные и ультимативные требования "Солидарности", ее попытки укрепить свои позиции в политической структуре польского общества и на возможность ввода на территорию Польши войск стран Варшавского договора. Вторая группа считает введение военного положения следствием сознательного провоцирования "Солидарности" со стороны властных структур Польши, третья группа — следствием сознательных действий крайне радикальных группировок как в руководстве ПОРП и государства, так и в руководстве профобъединения [8, 201].

В целом же введения военного положения было выгодно не только для ПОРП и руководства ПНР (так как снимался давление населения и Советского Союза и от борьбы за власть устранялось "Солидарность", которая набирала силу), но и для "Солидарности", так как профсоюзное движение разрастался и через радикализации своих требований начал выходить из-под контроля. К тому же "Солидарность", перейдя в подполье, становилась несокрушимой жертвой тоталитарного режима.

Образование независимой самоуправляемой профсоюза в 1980 году и разрешение властей на ее легализацию были первыми шагами Польши на пути к демократизации, так как в политической структуре общества появилась новая мощная сила — оппозиция. "Солидарность" очень быстро из небольшой профсоюза превратилась в широкое общественно-политическое движение. До 13 декабря 1981 профобъединения готовило радикальные меры против государственного строя в Польше. Введение военного положения только оттянуло на определенный период крах коммунистического режима. Ни один из польских проблем не решилась. Сотни людей были брошены в тюрьмы, тысячи потеряли работу, некоторые поплатились жизнью. Польша была втянута в период застоя. В стране воцарилось затишье. Номенклатура утратила свою руководящую роль. Демократические силы проиграли свой шанс.

Литература

Антонюк С.М., Чистяков А.А. Общественно-политический кризис в Польше и католическая церковь (1980—1981 гг.) / / Вопросы новой и новейшей истории. — К., 1989. Вып. 5. — С. 40-47.

Борецкий Р. Дома и танки помогают? Военное положение в Польше в документах, воспоминаниях и оценках очевидцев / / Новое время. — 1991. — № 16. — С. 22-24.

Брониславский Е., Вачнадзе Г. Польский диалог. — Тбилиси: Ганатлеба, 1990. — 640 с.

Грибков А.И. "Доктрина Брежнева" и польский кризис начала 80-х годов. / / Военно-исторический журнал. — 1992. — № 9. — С. 46-56.

Денчик В.А. Польская "Солидарность" — этапы развития. / / Полис. — 1991. — № 4. — С. 167 — 174.

Kowalski Lech. Komisarze stanu wojennego / / Zeszyty Historyczne (zeszyt sto dwunasty). — Paryz: Instytut Literacki, 1995. — S. 109-141.

Несломленная Польша на страницах "Русской мысли" (декабрь 1981—декабрь 1982 гг). — Париж: Русская мысль, 1984. — 277 с.

Струтинский В. 13 декабря 1981 в политической истории Польши: мифы и действительность / / Научный вестник Черновицкого университета. — Черновцы: Рута, 2000. — Вып. 73-74. — С. 199-218.

Jaruzelski W. Stan wojenny. Dla czego ... — Warszawa, 1992. — 437 s.