Раковецкий замок XIV-XVII веков

 

Руины замка находятся на южной окраине села, в чрезвычайно живописной местности. Это мисоподибна терраса крутому склону, переходящий в стремительный правый берег Днестра. Отсюда открывается величественная панорама реки, широкой подковой охватывает село с окрестностями. От некогда плотно застроенного, хотя и небольшого замка, сейчас сохранилось немного: северо-западная башня и фрагмент юго-восточной, позже служила часовню.

Раковец — одно из древнейших поселений Галичины, известное по материалам гродских и земских книг с 1440. Однако в историко-литературных источниках строительство замка датируется 40-ми годами XVII века и приписывается галицком подчашего Доминик-Войцехом Беневский. Так утверждает О. Чоловского в монографии, посвященной замкам и крепостям Галицкой Руси. Он пишет, что сразу же по учреждении, в 1657 году, еще недостроенный замок выдержал осаду, после которой 1660 уже было завершено строительство здания. Историк аргументирует это латинской надписью на мраморной плите, вмурованный в надвратную башню, а также инструкцией галицкого сеймике от 21 февраля 1659 года, где упоминается это событие.

1667 года, в Турецкую войну, замок выстоял во время татарского осады, но 1672 его до-сить легко одержали турки. Второй раз турки овладели замком 1676 ро-ку, очень повредив его. Про-то после восстановления замок сыграл значительную роль в обеспечении походов польского короля Яна Собеского против Турции в 1685—1691 годах. Источники сообщают об одном из эпизодов войны, связанный с Раковецкий замком. Беневский со шляхтой и крестьянами мужественно отражал нападения татар, пока в замке закончился провиант. Затем защитники должны были начать переговоры с татарами. 1 тогда юноша, имя которого осталось неизвестным, спустился ночью по веревке с отвесной скале над рекой, дважды переплыл Днестр и добрался Чернелица, где расположились поляки. Он рассказал им о трудности защитников и убедил, что Раковецкий замок можно легко отбить. Поляки ночью молниеносно окружили вражеский лагерь. Беневский с защитниками также сделал вылазку со стороны замка. Татаров разгромили.

В конце XVII века там, где содержался Раковецкий замок, была переправа через Днестр, а в замке хранились запасы провианта и амуниции. Именно поэтому этот важный военно-стратегический объект становился местом военных столкновений. Во времена Барской конфедерации (1768) замок сожгли. В 40-х годах XIX века владельцем Раковца был Дверницький: он построил среди руин Поташня, которая через несколько лет сгорела. В конце того же века владельцем руин стал Шмуль Баран. Со времен упадка замка местные жители понемногу разбирали сооружение: ограждения их усадеб каменные из красно замкового камня.

Из сохранившихся руин нельзя определить распланированную структуру и характер застройки замка, об особенностях постройки можно говорить лишь на основании совокупного рассмотрения всех данных — натурных, иконографических, письменных.

Замок был в плане неправильный многоугольник, форма его подчинялась абриса площадки. Он имел общие размеры 40×60 м, если не считать башен, выступавших за периметр обо-Ронни стен, их было три: юго-западная, надвратная (со стороны поселения), северо-западная (со стороны крутому склону), юго-восточная (над стремительным берегом). В конце XIX века, судя по старых фотографий и графических изображений, кроме сохраненной на полную высоту (около 20 м) северо-западной шестиугольной в плане башни, существовала еще Напольная часть прямоугольной в плане трехъярусной надвратной башни, а также почти треугольная в плане юго-восточная башня на высоту одного оврага-Су. Их соединяли сохранены почти по всему периметру (кроме части над стремительным берегом Днестра) оборонные стены высотой от 2 до 8 м, в которых кое-где сохранились бойницы. Размещение их свидетельствует о наличии у муравьев двух боевых ярусов, один из которых было отделкой консольной деревянной галерею. В то время существовали еще руины дворца в юго-восточной части замкового двора, недалеко от юго-западной башни. Его ширина составляла 8 — 9 м, длина — около 20 м. Среднюю часть объема сооружения занимали две большие печи 3 высокими трубами; бокам их были удлиненные помещения.

О. Чоловского отмечает наличие на надвратной башне следов сводного моста, огромных пивных у шестиугольной башни, а также природного источника на замковом дворе. Не исключено, что сам источник (оно и сейчас есть в северном углу замкового двора) стало решающим фактором в выборе места для замка, а выгоды, связанные с поставкой питьевой воды, перевесили недостатки, которые должен был площадка. Защищать участок, над которой возвышался склонов, было трудно: с верхней террасы обстрилювався весь замковый двор. Это значительно ослабляло оборонительные качества сооружения. И хотя Б. Геркен замечает, что теоретик артиллерийского дела Диего Уффано обосновывает преимущества, связанные с размещением орудий ниже объектов обстрела, нам кажется, что это обстоятельство по меньшей мере повлиял на выбор места для замка.

Общая конфигурация плана замка имеет нерегулярный характер, присущий типично средневековым укреплениям. Оборонительные стены и стены башен, толщиной 1,6-2,1 м свидетельствуют, которые построены во времена, когда артиллерия еще не приобрела решающее значение при штурме замков и крепостей. Шестиугольная в плане, Семиярусная башня типологическое тяготеет к архаичного типа башен-столпов, которые получили распространение на землях Украины и Польши, начиная со второй половины XIII века. В частности, она очень похожа на восьмигранной кирпичной башни в Болеславце (Польша), датированной первой половиной XIV века, — такой же высоты, имеет грани аналогичных размеров. А отличаются они материалом, частично абрисом плана и отсутствием каменных сводчатых перекрытий.

Своеобразная и не менее архаичная типология бойниц Раковецкого замка. Бойницы шестиугольной башни размещены по очень редкой системой, которая позволяла воину, почти не меняя места, вести обстрел в различных направлениях. В интерьере башни бойницы в пределах одного боевого яруса размещались двумя ривнолеглимы рядами, друг над другом, но с небольшим смещением квадратных отверстий (размером около 0,35 х 0,35 м). В толще стен каналы бойниц отклонялись по горизонтали и вертикали, доставая направления в зависимости от своих секторов обстрела. Наружу бойницы выходили как квадратный (около 0,2 х 0,2 м), так и щелевидные (0,15 х 0,4 м) отверстиями. Можно утверждать, что такое решение — это древний прототип многоканальных бойниц со скрещенными каналами и общей камерой, которые появились в начале XVI века. Особенностью бойниц нижнего яруса был резкий уклон каналов вверх — для обстрела крутому склону.

В шестиугольные башни применено еще один старый прием — в уровне верхнего яруса сделано внешнюю периметральную консольную боевую галерею, от нее остались гнезда с остатками деревянных балок. Существование галереи связано с XIV — началом XV века.

Оборонительные стены, примыкавшие к башне, были толщиной 1,7 — 1,8 м и высотой около 9 м. На них размещались два боевых яруса. Боевой ход верхнего был на обрезе стены на высоте около 6,5 м над землей. С наполья он ограничивался бруствером высотой 2,6 м, в котором та-кож, как и в башне, были два уровня бойниц. Они со стороны замкового двора имели боевые отверстия около 0,45 х 0,45 м, с напольной — отверстия двух типов: квадратные и щелевидные, тождественные отверстиям башни, — также расположены с высотным смещением. Этот интересный прием очень редкий, его не использовано на муравьев, образовывали главное лоб замка со стороны въезда и прилегали к надвратной башни, где были два яруса бойниц традиционного размещения с арочными перемычками. По этому признаку въездную часть замка можно считать поздней по северной, сформированной шестиугольной башней и системой стен произвольной в плане конфигурации.

Не менее интересны, на наш взгляд, остатки юго-восточной башни, в плане очень близкого к треугольнику. В нижних рядах ее кладки, за фундамент которых правит скала, один ряд выложен из белого камня, что, ярко выделяется на фоне красновато-серого. Видимо, он выполнял декоративную функцию. В этой части башни, почти над скальным фундаментом, сохранилась архаичной формы бойница с небольшим углах боевым отверстием.

Указанные особенности и оборонительные устройства, демонстрируют типично средневековые военно-строительные приемы, свидетельствующие о гораздо раньше, чем первая половина XVII века, происхождение замка. Это подтверждают и другие факты. Так, в вышеупомянутой инструкции галицкого сеймике 1659 года (текст ее приводит А. Чоловского) говорится, что владелец Раковца Беневский построил замок "... за свой счет, на новой основе, в месте оборонном на скале брусков, на расположении стен, и не придерживаясь ни высоты, ни ширины высоких стен для обороны нужных ... "(перевод польско-латинского текста Н. Пашковой) Итак, замок строили не на голом месте, а на остатках какого-либо сооружения с стенами определенной высоты, а поскольку Беневский был заинтересован в прибильшенни своих заслуг перед польской короной, документ составлен так, чтобы подчеркнуть масштабах совершенного ним, и хотя в тексте говорится о строительстве "на новой основе", у нас есть все основания считать, что остатки предыдущей постройки никак нельзя было считать руинами и что именно их в значительной степени использованы во время строительства. Поэтому, по нашему мнению, работы Беневского, датированные 50-ми годами XVII века, следует связывать не с основанием замка, а с его развитием в северо-восточном направлении. Они заключались в строительстве надвратной башни и прилегающего к ней оборонной стены, а также в сооружении замкового дворца.

Что касается вышеописанных остатков замка и в частности его южной части с двумя башнями, то это, вероятно, — результат двух предыдущих строительных этапов. Более поздний из них (на то время приходится сведения шестиугольной башни) можно датировать второй половиной XIV века. А на основании наблюдения визуальных отличий кладки различных частей юго-восточного и южного оборонных стен возникает предположение о том, что был еще один, более древний строительный этап, когда замок не имел башен. Без специальных исследований его датировки определить невозможно.

Список использованной литературы

Сиреджук В. Как и когда заселялся Прикарпатия / / Октябрь. — 1984. — № 2. -С.103.

Czolowski A. Dawne zamki i twierdze na Rusi Halickiej. — Lwow, 1892 . — S.42 — 43.

Slownik geograficzity Krolestwa Polskiego i innych Krajow Slowianskich. — Warszawa, 1888. — T.9. — S.516

Памятикы градостроительства и архитектуры Украинской ССР. — К., 1985. -Т.2. — С.229.