Реконструкция Киевского жилья ХI-ХIII веков

Исследования древнего Киева поставило перед учеными ряд вопросов, которые до недавнего времени как-то оминалися. В частности одной из важнейших проблем представляются нам реконструкция рядового жилья домонгольский времен. Хотя археологам остатки таких домов хорошо известны — их вроде и подобие вырисовываются неуверенно. Это объясняется тем, что археологические раскопа фиксируют лишь нижний (углубленную в землю) часть; о виде основной, наземной части остается только догадываться на основании побочных данных.

Предлагаем здесь реконструкцию такого жилья ( "полуземлянки") на основании доступных данных — археологических материалов, древнерусской графики, исторических и этнографических параллелей, а также с учетом общих закономерностей и тенденций развития средневекового города.

Рассмотрим основные элементы предлагаемой реконструкции.

Тип здания.

Общепризнанная погрешность — постулат, что углубленная часть сооружения исчерпывает собой план и конструктивную основу здания. Это представление возникло как произвольное предположение, оно практически ничем не подтверждено. Его опровергают не только археологические, но и этнографические материалы. Исследования в нескольких местах (с.Леськы на Черниговщине, Пастырское городище возле Смелы и др.) убедили, что жилье такого типа было сооружением полностью надземной. Углубление площадью 9-12 кв. м составляло только часть ее плана. Внутреннее пространство представляло собой неглубокую выемку квадратовой или прямоугольной формы со стенками, крепленых деревом (доски, дранка, плетение из хвороста и т.п.), и широкими "лежанками" по краям, шириной в основном 1-2 м.

Иногда здание состояла из двух или более камер. Поэтому кое-где обнаружены археологами размещены рядом "полуземлянки" могли относиться к одному жилья. В Поволжье, в Сибири и других периферийных районах такие жилья (дом с пидклиттю) дошли до наших дней. В нескольких случаях подклеть является прямоугольным углублением, идентичным древнеславянских "полуземлянками", и представляет собой жилое помещение; гораздо чаще — хозяйственное или производственное.

Этажность.

Считается самозрозумилим, что "полуземлянки" (в частности киевские) были зданиями одноярусные. Это мнение, однако, совершенно произвольная, ее опровергает графический материал — древнерусские миниатюры, прежде всего с Радзивилловская летописи.

На этих рисунках есть десятки изображений городских домов, в том числе киевских. Все они однотипные, хотя в деталях наблюдаем различия. Характер изображений условный: это не реальные зарисовки здания, а своеобразные символы, знаки, призванные информировать зрителя о месте изображаемого действия. В этом проявляется произведена эстетическая концепция средневековых художников, которые отнюдь не стремились к точному и адекватного натуре изображения.

Городские укрепления на миниатюрах обозначали одной башней с четырьмя зубцами, войско — одним всадником с пирамидой шлемов за ним. Городской ландшафт воплощался в дну здание, составляла, конечно, обобщенный тип сооружения, присущей древнерусскому городу. Образ был подиктований житьем-иначе зритель не узнал бы изображения.

Отличительная особенность тех зданий — вертикальная композиция; высота дома значительно больше ширины, что вообще свойственно для средневековой жилой застройки. Как известно, тогдашние здания, сохранившиеся до наших дней, имеют соотношение высоты к ширине 2:1, 5:2, 3:1 и даже 4:1.

В основном городские дома на миниатюрах изображены трехэтажными, редко — четырехэтажное. Кое-где они как бы двухэтажные, но это небезсумнивно, Творческая манера — рознь, иногда изображение претендует на более) детализацию (здесь на этаж приходится, как правило, только одно окно), в других случаях оно предельно схематизированная. В этом последнем варианте количество оконных проемов, изображенных простыми рисками, конечно составляемые три. Очевидно, это неслучайно, ведь именно такое количество окон в уличном фасаде позже закрепило магдебургское право.

Итак, древнерусская графика показывает, что средняя городские здание древней Руси имела вертикальную композицию и была многоэтажная (преимущественно трехъярусная. Отметим, кстати, что археологические исследования в Новгороде позволили историкам архитектуры предложить интересные реконструкции. Все жилые здания там оказались многоярусными В Киеве минимум двухэтажные постройки фиксировались еще во чаи раскопок В. Хвойки.

Конструкция.

Киевское меси жилье ХИ-хип веков — это здания с деревянным каркасом и глиняная заполнением стен. Такая конструкции называется "фахверковой" и за раннего средневековья была распространена по всей Европе. Правда, рядом стояли и срубные конструкции, но фахверк безусловно преобладал — по крайней мере в верхней части города.

Конструктивную основу каркаса составляли отвесные столбы, вкопанные в землю или врезаны в сущий брусья, возложенные на земляной фундамент; соединялись они поперечными балками. Чтобы придать конструкции большей жесткости, использовали наклонные бруски, соединявших отвесные и сущий детали каркаса. Количество несущих столбов могла быть разная, в каждом конкретном случае она определялась размерами жилья и его планировка. Расстояние между соседними столбами в стене составляла 1,5 — 2,0 м.

Хорошую ориентацию этого дают ямки столбов, которые, как правило, встречаются на дне углубленной в землю (а значит лучше сохраненной) части. Нерегулярность размещения их, что смущает исследователей, — кажущаяся, так как планировка жилья вообще не определялось местоположением углубления. Расстояние между несущей столбами нижнего этажа по периметру составляет 1,5-2,0 м, но может быть вдвое большей вдоль внутренних осей.

Характер заполнения стен, как можно судить на основании этнографических параллелей (в Украине описываемая конструкция в народном жилище перетривала до наших дней), мог иметь следующие варианты: а) сплошное глиняное промазування по основе досок (голых или задранкованих) или плетеной лозы, б) заполнения вальками из глины (иногда — предварительно выжженными) в) сырцовый кладки; г) саманные кладки. Два первых варианта показали археологи.

Диаметр несущих конструкций колебался между 0,20 — 0,25 м. Это фиксируется размером "ямок от отвесных столбов Для вязи использовали обычно тоньше бруски Такие вязки обеспечивали Каркасу нужную прочность.

Размеры.

Углубленная в землю часть имеет довольно привычные размеры — стенки ее основном колеблются от 3 до 4 метров. Реже встречаются значительно большие углубления. Ширину "лежанок" по бокам выемки установить труднее, однако можно предполагать, что вряд ли она превышала 1-2 м. Иногда одна из сторон углубления могла непосредственно прилегать к наружной стене дома.

Много дает исследователю оценка расстояния между соседними "полуземлянками" — когда есть уверенность, что они Одновременно. В Киеве она составляет от двух до шести метров. Это подтверждает высказанное выше априорное предположение — с тем, однако, оговоркой, что иногда размеры "лежанок" могли превышать средние и достигать трех, четырех и более метров.

Делаем элементарный обсчет: 3-4 м (углубления) + 1-4 м ( "лежанки" с обеих сторон) = 5-12 м (по уличному фасада). Именно такая ширина здания была характерна для средневековой Европы (тогдашние здания Львова, Таллинна, польских городов и др.).

Продольная ось, расположена под прямым углом к улочек, могла быть больше, но не намного, поскольку длина сооружения ограничивалась возможностями освещения. Общая площадь здания была где-то от 50 — 60 до 100 — 120 кв.м. Отметим, что в Новгороде и Ладоге, где хорошо сохранились срубы, позволяющие точно определить размеры здания, жилые постройки зачастую имели именно такую площадь. Киевские срубы, хорошо изучены на Подоле, убедительно подтверждают предлагаемые расчеты.

Высоту зданий и каждого из этажей невозможно точно измерить. Порой она могла существенно колебаться. Ведь высота не лимитувалася ни технически, ни экономически. При фахверковый конструкции повышения этажа на 0,5 — 1,5 м практически не влияло ни на надежность конструктивных решений, ни на стоимость здания, Серьезнее ограничивала строительные возможности проблема отопления — слишком большой объем примитивная печь не обогревала.

В предлагаемой модели, что соответствует среднему уровню жилого здания, взяты цифры, близкие к минимальным (хотя и не минимальны). Стороны углубленной в землю части — 3,0 и 3,5 м, уличный фасад-6м, продольный фасад первого этажа — 8м, высота этажей: 2,5 + 3,0 + 2,5 м.

Или деревянный каркас тинькувалы? Думаем, что да. Классическая фахверковых здание с обнаженным каркасом в нашем представлении связывается с Западной Европой, особенно Германией, где этот прием применяют до сих пор. В Восточной Европе, в частности в Украине, деревянные конструкции в основном покрывали слоем штукатурки. Но "западноевропейский" вариант фахверка для раннего средневековья был универсальным, и Русь не составляла здесь исключения.

Об этом свидетельствуют частности древнерусские миниатюры. На некоторых из них очень четко показано открытые и славнее цветом фахверковые конструкции (например, на изображениях приезда Древлянской послов в Киев 945 года, обороны Переяслава 1187). С учетом этих иллюстраций иначе воспринимаем обычные схематические рисунки городских домов с сущий тягами на месте межэтажных перекрытий. Очевидно, это не карнизы, а детали фахверка, открытые взгляда и визуально подчеркнуты.

Выносы верхних этажей.

Это удельный черта средневекового фахверкового строительства, ее назначение — максимально использовать площадь внутри городских фортификаций. Вынося верхние этажи по уличному фасада за пределы цоколя, строители существенно увеличивали внутреннюю площадь счет улице, не мешая при этом движению пешеходов и всадников. Можем предположить, что и для Киевской Руси (в частности Киева) применение консольных конструкций не было чужим.

Вероятность этого подтверждают опять же миниатюры Радзивилловская летописи. Так, на рисунке возвращение Мстислава Изяславича 1152 после победы над половцами видно очень интересную фахверковых сооружение с характерным консольным выносом. На другой миниатюре (арк.230) изображена довольно сложная постройка с несколькими консолями.

Крыша.

Жилые дома в Киевской Руси покрывали непрочного материала, в земле не сохраняются. Кафель, несмотря на значительный византийское влияние, не закрепилась здесь. Во время раскопок временами встречаются глиняные обломки, но так редко, что приходится говорить скорее исключение, чем о традицию. Только самые значительные здания имели дорогу металлическую (свинец) кровлю.

Опираясь на этнографическую традицию, нельзя предположить, что основными кровельными материалами в средневековой Руси были солома, тростник и дерево (гонт). Соломой покрывали преимущественно крестьянские избы; в городе она менее подходила, прежде всего по соображениям пожарной безопасности, а еще потому, что для древних мещан земледелие было лишь второстепенным делом, поэтому своей соломы они имели мало. Камыша по берегам мимолетного Днепра росло не густо. Оставалось дерево, имеющее в нас, можно сказать, универсальное применение. Поэтому гонт был часто употребляемым в городе кровельным материалом. На миниатюрах часто видим крыши, густо исчерканные чешуйками прямоугольной формы. Это не кафель, а деревянные дощечки — гонтины.

Материал покрытия определял конструкцию и угол наклона кровли. Гонт требует достаточно крутого склона, чтобы обеспечивалось быстрое и полное стекания дождевой воды и сползания снега. Именно такие гонтом покрытия на замковых башнях, деревянных церквях и других зданиях поздних времен.

Высокий гребень в сочетании с шириной здания определял наличие большого чердака, которое, несомненно, использовалось жителями основном с хозяйственной целью, а порой — и как жилье. Эти помещения имели слуховые окошки или, как часто видим на миниатюрах, и обычные окна.

Отопление.

Из-за достаточно суровое пидсоння Киева проблема отопления принадлежала к важнейшим. Каждый дом и каждый ее поверх имели свою печь. Конструкция и размеры древнерусских печей хорошо известны археологам. Длина черен обычно составляла 0,6-1,0 м, хотя были и большие, преимущественно в печах производственного назначения.

Все печи имели, трубу. В небе оставался круглое отверстие для выхода дыма, сквозь который он вытянулся в дымоход. Остатки дымоходов иногда удается обнаружить во время археологических раскопок, например — в Вщиж (исследования Б. Рыбакова). Хорошо видно две трубы над гребнем дома на одной из миниатюр Радзивилловская летописи.

Этнографический материал делает возможным реконструкцию самого простого и, очевидно, самого распространенного дымохода. Это был дымоход — плетеная из лозы канал, обмазанный глиной. Дым выходил в установленный над печью колпак и поднимался вверх тягой горячего воздуха. В современной украинской хате такое устройство используют для сушки и вудження продуктов. Потеря тепла в процессе отопления надолужувалася доступностью и дешевизной топлива.

Очевидно, глиняные печи ставили на всех ярусах дома — одну над другой и соединяли одним общим димовивидним каналом. Каждый этаж, как правило, имел одну печь, расположенную так, чтобы одновременно обогревать несколько помещений.

Освещение.

Оконные стекла в эпоху Киевской Руси уже было. Как установили археологи, стекло имела круглую форму поперечником около 20-30 см. Из таких кружочков на раме состояло окно. А что стекло в те времена было очень дорогое, то особо больших окон быть не могло — они насчитывали четырех, шесть, девять, максимум, наверное, двенадцать стекол. Роскошь иметь стеклянные окна могли позволить себе лишь богатые семьи. Обычный мещанин пришлось искать какого-заменителя, способного хоть как-то пропускать свет. Самым популярным издавна к сравнительно недавних времен был бычий пузырь. После надлежащей обработки его натягивали на деревянную обечайки (как сито), которую вставляли в раму с круглыми отверстиями. Не исключено, что круглая форма тогдашних стекол объясняется давней традиции использования пузыря как материала, пропускающего свет.

Сообщение между этажами.

В предлагаемой реконструкции приняты винтовые лестницы; эта конструкция наиболее экономная и совершенная с точки зрения использования внутренней площади. Какой-то мере обоснованием выбранного варианта может быть традиция в сфере каменного строительства. Ранние памятники имели винтовую лестницу (София Киевская, Ирининская церковь, собор Спаса в Чернигове, церковь Спаса на Берестове, Михайловский Златоверхий собор, Михайловский собор в Выдубицком монастыри и т.д.). Прямые всходы появились впоследствии.