Российские революции

В 1917 году состоялись две русские революции. Первая — Февральская -скорее походила на развал, чем на восстание. Началась она довольно невинно, когда 8 марта (23 февраля по старому стилю) петроградские рабочие объявили забастовку протеста против нехватки продуктов. Но, получив приказ стрелять в гражданских людей, царские войска перешли на сторону рабочих.

За несколько дней подобное поступила большая часть столичного гарнизона. В то же время население города заполнило улицы, чтобы продемонстрировать солидарность с бастующими. С распространением демонстраций по всей империи Николай II отрекся от престола, его министры и чиновники разбежались, а ненавистные жандармы скрылись. До 12 марта царский режим рассыпался, как карточный дом.

Хотя свергнуть царизм было на удивление легко, найти ему замену, приемлемую для всех, оказалось чрезвычайно трудно. Появилось два претендента на политическую власть. Одним из них был Временное правительство, сформированное из либеральных депутатов Думы, который стремился взять на себя функции управления до тех пор, пока в России не установится постоянная форма правления.

Это беспорядки вскоре стало всеобщим признаком жизни революционной России.

Революция на Украине

Весть о падении царского режима достигла Киева 13 марта 1917 Через несколько дней представители главных учреждений и организаций города образовали Исполнительный комитет, который должен содержать порядок и действовать от имени Временного правительства. Вместе центром радикальных левых стала Киевский Совет рабочих и солдатских депутатов. Но, в отличие от событий в Петрограде, в Киеве на арену вышла и третье действующее лицо: 17 марта украинский основали собственную организацию — Центральная Рада, ее создали умеренные либералы из Общества украинских прогрессистов под руководством Евгения Чикаленко, Сергея Ефремова и Дмитрия Дорошенко вместе с социал -демократами во главе с Владимиром Винниченко и Симоном Петлюрой. Несколькими неделями позже в Центральную Совета также вступила новая растущая Украинская партия социалистов-революционеров, которую представляли Николай Ковалевский, Павел Христюк и Никита Шаповал. Президентом Центральной Рады был избран Михаил Грушевский — хорошо известного, авторитетного деятеля, который вернулся из ссылки. Следовательно, в отличие от русских в Киеве, что раскололись на умеренных в Исполнительном комитете и радикалов в Киевском Совете, украинская всех идейных убеждений сплотились в единый представительный орган.

К удивлению многих, Центральная Рада получила немедленную и все возрастающую поддержку. Украинская Петрограда и Киева провели по случаю ее создания огромные демонстрации. 19 апреля в Киеве открылся Украинский национальный конгресс. На него собралось 900 делегатов со всей Украины, от всех украинских общин бывшей империи, а также от различных экономических, образовательных, военных и других организаций. Конгресс избрал 150 представителей в Центральную Раду и утвердил М. Грушевского на посту президента. 18 мая более 700 делегатов от украинской, служивших в армии, на съезде в Киеве дали своим представителям поручения вступить в Центральной Рады. Почти через месяц так же поступили около 1000 делегатов Украинского съезда крестьян. Затем в Центральный Совет также присоединился съезд рабочих. Воодушевленная такими проявлениями доверия, Центральная Рада стала смотреть на себя не только как на представителя относительно небольшого числа национальное сознательных украинском, но и как на украинский парламент.

Однако были на Украине также общественные и этнические группы, которые не поддерживали Центральной Рады. Российские консерваторы и даже умеренные опасались, что рост политической активности украинской приведет к развалу «единой и неделимой России». Со своей стороны российские радикалы подозревали, что украинское национальное движение может нарушить «единство рабочего класса». Косо посматривали на Центральную Раду и евреи, многие из которых отождествлялись с русской культурой и активно действовали в российских социалистических партиях. Поэтому неожиданное появление Центральной Рады очень обеспокоила часть городского населения Украины — эту небольшую, но стратегически расположенную меньшинство.

Когда беспомощность Временного правительства становилась все более очевидной, Центральная Рада решила воспользоваться своими преимуществами. Чтобы завоевать себе признание высшей политической силы на Украине, 23 июня она издала Первый Универсал, в котором провозглашалось: «Пусть Украина будет свободной. НЕ отделяясь окончательно от России и не порывая связей с Русским государством, пусть украинский народ получит право самому распоряжаться своей жизнью в своем крае ». Скоро Центральная Рада объявила о создании Генерального секретариата, который должен служить исполнительный орган правительства. Возглавляемый Владимиром Винниченко Генеральный секретариат, состоящий из восьми министерств, делами которых ведали преимущественно социал-демократы, взял на себя ответственность за управление Украиной.

Эти меры вызвали ярость среди русских Украины, а также Временного правительства в Петрограде. Последний в середине июля выслал в Киев для переговоров делегацию во главе с Александром Корейским.

Но очень быстро оказалось, что Центральной Раде остро недостает руководства. Когда Временное правительство стало пытаться отступить от своего признания украинской автономности. Центральная Рада потеряла время на бесконечные споры о пределах своей власти, одновременно пренебрегая такими насущными проблемами, как сохранение правопорядка, обеспечения городов продуктами и организация работы железных дорог. Она также не смогла эффективно решить острый вопрос перераспределения земель.

После того как большевики захватили Раду в России, встал вопрос, кто же будет править на Украине.

Но большевики оторопели от удивления, когда Центральная Рада объявила, что берет на себя верховную власть во всех девяти губерниях, где украинский составляют большинство. Формально это подтверждал ее Третий универсал от 22 ноября, что провозглашал установка автономной Украинской Республики. Все еще не решаясь окончательно порвать связи с Россией, Центральная Рада заявила об одной из своих целей — создание в бывшей Российской империи федерации свободных и равноправных народов. Надеясь, что Центральная Рада станет стабилизирующим фактором в анархии, распространявшейся, власть украинского правительства признали украинские партии, большинство Советов и даже большевики (хотя для последних это был шаг вынужденный и временный).

Однако вскоре стало очевидным, что конфликт между Центральной Радой и большевиками был неминуем.

На Украину из России начали наступление большевистские войска.

Перед лицом неминуемого поражения последней надеждой Центральной Рады была чужеземная помощь. Вообще симпатии Совета склонялись на сторону Антанты, и с самого начала она настойчиво добивалась признания ее членов, и особенно Франции. Но реакция Франции, которая решительно стояла за восстановление «единой и неделимой России», была неоднозначной. Ленин начал мирные переговоры в Брест-Литовске с Центральными государствами, заявив о том, что он представляет все народы бывшей Российской империи. Чтобы не дать большевикам представлять на мирных переговорах Украину, Центральная Рада отправила в Брест собственную делегацию. 9 февраля 1918 p., всего за несколько часов до того как пришло известие об отступлении Центральной Рады по Киеву перед войсками Муравьева, ее представители в Бресте подписали соглашение с Центральными государствами. Ее суть сводилась к тому, что Центральные державы признали независимость Украины и обязались предоставить Центральному Совету военной помощи за поставки ней большого количества продуктов для этих государств.

Через несколько дней после подписания соглашения в Брест-Литовске немцы с австрийцами разделили Украину на сферы влияния и ввели на ее территорию свою мощную армию, которая насчитывала более 450 тыс. человек. За каких-то три недели большевики, которые, по их же выражению, «принесли на штыках с севера советскую власть» и которые в течение своего непродолжительного пребывания установили в Киеве царство террора, были вынуждены бежать. Но это еще не значило, что возвращение Центральной Рады с немецкими войсками 2 марта все горячо приветствовали.

Ее политика вызвала разочарование почти во всех слоях населения Украины. Неукраинцы осуждали разрыв связей между Украиной и Россией, малоимущие крестьяне не получили ожидаемой земли, в зажиточных крестьян и крупных землевладельцев национализация их владений вызвала ярость, а все вместе осуждали Центральную Раду за введение в страну жестоких немцев. Со своей же стороны немцы тоже теряли терпение к молодым и малоспроможних политиков, которые преобладали в Центральной Раде. Они быстро убедились, что она не имела практически никакого административного аппарата для сбора тех миллионов тонн продуктов, которые так отчаянно нуждались голодные немецкие и австрийские города. Непрерывные кризиса, столкновения и дебаты между социалистическими партиями в Центральной Раде убедили немцев в том, что «молодые украинские утописты» неспособны править. Поэтому 28 апреля, как раз когда Центральная Рада составляла конституцию Украинского государства, в зал вошел немецкий отряд и распустил собрание. На следующий день Центральная Рада упала.

За тот год, в течение которого Центральная Рада выступала основным политическим фактором на Украине, она достигла значительных успехов, но и подверглась страшных неудач. Учитывая слабость и дискриминованисть украинской интеллигенции к революции, политическую ее неопытность создание и укрепление Центральной Рады было бесспорным достижением. Своей деятельностью она наконец положила конец распространенным сомнениям относительно самого факта существования украинского народа. Она превратила украинский вопрос на один из ключевых вопросов революционного периода. С чисто политической точки зрения Центральная Рада во взаимоотношениях с Временным правительством добилась большего, чем кто мог надеяться.

Наиболее дальновидным достижением Центральной Рады было то, что, упорно выдвигая требование украинского самоуправления, она серьезно подорвала ранее неприкосновенный принцип «единой и неделимой России», заставив Временное правительство, а затем и большевиков отступить (по крайней мере в теории) от этой «священной коровы» российского политического мышления.

Но наиболее очевидных в деятельности Центральной Рады является ее поражение. К важнейшим ее причин принадлежала отсутствие двух главных опор государственности, а именно — боеспособной армии и административного аппарата. Не имея последнего, Центральная Рада не могла содержать связи с губерниями и селом, где сосредоточено больше всего ее возможных сторонников. Не меньшего вреда наносила и отсутствие согласия относительно того, какую политику проводить. Это со всей драматичностью оказывалось в острой вражды между Винниченко и Петлюрой-двумя ведущими министрами в правительстве. Наконец, непосредственной причиной конца Центральной Рады стала ее неспособность удовлетворить германские требования.

Осознавая нехватку людских и материальных ресурсов, член Центральной Рады Сергей Ефремов призвал не принимать власти, мотивируя это тем, что массы ждут чуда, а украинское правительство, несомненно, разочарует. Учитывая эти, казалось бы, непреодолимые трудности, можно понять, почему, описывая усилия Центральной Рады, Винниченко заметил: «Воистину, мы в те времена были богами, которые брались из ничего творить целый новый мир».