Трансформация телевизионного сюжета в газетный текст

Слово "трансформация" происходит от латинского transformare - превращать. "Изменение, преобразование вида, формы, существенных свойств и т.д. чего-либо" [10, 233].

Рассмотрим трансформацию как преобразование телевизионного сюжета в жанр газетной журналистики с соответствующими стилистическими и композиционными изменениями.

Под текстом телевизионного сюжета, или телевизионным текстом, непосредственно подвергается трансформации, мы понимаем текст, воплощается в устной речи телесюжета.

Нужно определить задачи, которые решает трансформация. Прежде всего, это повышение эффективности восприятия информации. факторы, которые непосредственно работают на эффективность - расширение аудитории зрителей и слушателей, то есть улучшение информированности граждан по определенной тематике. Согласно очерчивается и сфера возможного применения трансформации. Это доведение до сознания граждан жизненно важной социальной информации со стороны государства (таким образом, мы непосредственно затрагиваем аспекта социального управления), а также распространение информации потребительского, прикладного характера, например, рекламы (сфера маркетинга, паблик рилейшнз и др.).

Другой фактор - экономия и эффективное использование рабочего времени журналиста. Журналист, который осуществляет трансформацию своего или чужого текста, не тратит много времени на ознакомление с темой, отпадает необходимость давать ей новое трактовки. Необходимо, используя инструментарий литературного редактирования, приспособить существующий текст в стилистических потребностей определенного средства массовой информации. Наибольшее значение этот фактор приобретает при осуществлении рекламных кампаний.

Трансформация как таковая осуществляется заимствованием текста с одного вида СМИ для дальнейшего приспособления к требованиям другого. Итак, возможны следующие теоретические варианты заимствования:

— Дикторский текст теле- , радиосюжетов трансформируется в газетный текст;

— Газетный текст трансформируется в дикторский текст радио или телевидения.

Необходимо отметить, что в обоих случаях имеем дело с текстом, которая воплощается в речи — устном или письменном.

При трансформации телевизионного текста в газетный жанровая форма телесюжета актуализируется для редактора-журналиста в телесценарии. Телевизионный сценарий в знаковом виде передает устную речь телепередачи. И именно устная речь становится основой будущей публикации.

Следовательно, трансформация телевизионного сюжета в газетный жанр связана главным образом с работой над дикторским текстом телевизионной передачи. То есть только часть звукового ряда — голос — переводится в графическую знаковую систему. А это лишь небольшой процент общего содержания телесюжета. Теоретически это рискованное дело. На наш взгляд, телевизионный текст самостоятельно не способен выражать коммуникативно достаточного содержания. Это подтверждает и мнение В.Ф. Минаева: "Кроме сцепление слов между собой в относительно завершенное целое, внутри которого действуют смысловые и стилистические связи литературно-языкового контекста, ... в телевизионном сценарии возникает сцепление словесного ряда с зрительным — возникает экранный контекст Содержание и значение телевизионной речи устанавливается только в условиях ривнодии обоих — языковой и экранной — контекстуальной ситуации "[13, 19]. Следовательно, в случае потери экранной контекстуальной ситуации, телевизионная речь теряет смысл и значение. На телевизионном экране действительно теряет. Однако не теряет смысл и значение ее коммуникативная ценность, семантическое содержание вообще. И одним из возможных доказательств этого может быть то, что в сценарии телевизионный текст существует вне экранным контекстом.

Следует отметить, что между дикторским текстом и видеорядом возможны три вида отношений.

Первый вид, в котором доминирует видеоряд, текст — вторичен, он объясняет, комментирует действие изображения. В этой ситуации первичная по важности информация видеоряда, внимание концентрируется на предмете изображения. При трансформации такого видеосюжета в газетный текст редактор выступать в роли репортера, свидетеля, которому принципиально важно дать описание места происшествия, динамику развития событий, модифицировав соответствии дикторский текст. Такая форма построения телесюжета типична для ситуации, где документальная видеосъемка зафиксировала события, ценные своей эмоциональной насыщенности. Например, принятие поправки к Конституции, встреча военнопленных украинского на родине и др.

Второй вариант взаимодействия, когда первичный в видеосюжете текст, а видеоряд выступает определенной степени абстрагированной иллюстрацией. В таком случае для редактора именно дикторский текст, а для удобства, — сценарная форма существования телесюжета, превращается в газетный жанр. Видео-и звукоряд особой ценности для трансформации не имеют. Такие видеосюжеты наиболее приемлемые для трансформации.

Третий вариант. Аудиотекста дублирует изображение. Имеются в виду не худшие по качеству телесюжеты, а метод интервью или телесюжет в форме интервью. Редактор в таком случае должен просто исправить недостатки монолога.

Журналист как профессиональный коммуникатор имеет навыки профессионального, стилистически качественного вещания. Импровизируя или читая подготовленный текст, он использует "особый вид собственно литературной речи, в определенной степени подделку письменной речи под устную ..." [5, 36]. Такая "подделка" является не чем иным, как публицистическим стилем. Ведь "характерная черта публицистического стиля — ориентация на устную речь, элементы которого не только выступают в роли экспрессом, но и становятся одним из приемов интерес читателя, слушателя, зрителя" [3, 13].

Собеседник в телесюжете, как правило, говорит промежуточным видом вещания, который можно назвать не иначе, как "устная литературная с элементами разговорного и письменного" (так как отсутствие слушателя делает монологическую коммуникативную ситуацию перед микрофоном в определенной мере искусственной. "Розмовнисть" обычно заключается в употреблении эмоционально-оценочной лексики, индивидуальной или нерациональные построении высказываний, тавтология и плеоназм, употреблении слов-или долей-паразитов, иногда неправильном подчеркивания или произношении, употреблении русизмов, вставных слов и т.д. Вещание некоторых собеседников стилистически неоднородно. Собственно речь интервью это и есть разговорный язык, за единственным исключением. Собеседник избегает разговорно-просторечных лексики. Многие слова, которые он употребляет, придают высказыванию "литературности", "книжности", "научности", "официальности". Это книжные слова, научная терминология, штампы, клише и т.д. При переводе именно такой монологической речи в газетный текст с соответствующими к нему требованиями, следует избегать откровенных недостатков разговорной устной речи, которые вредят нормативности, и оставлять или совершенствовать те элементы разговорного языка, которые играют функцию языковой индивидуализации собеседника. А именно: сохранить индивидуальную эмоционально-экспрессивную лексику, метафоричность, образность выражения, а также особенности авторского синтаксиса. То есть придерживаться такого требования: "телевизионное интервью должно быть непринужденным, искренним разговором" [6, 175].

Уровень стилистической неустроенности монолога собеседника обусловлено такими факторами, как языковая культура собеседника, его коммуникативные способности, ораторская мастерство, уровень образования и культурного развития и т.п. Имеет он и свое психологическое объяснение. В свое время его дал российский филолог О.М. Пешковський. "Говорить литературно, то есть в полном соответствии с законами письменной речи и одновременно с учетом особенностей устной речи и разницы между психикой слушателя и читателя не менее трудно, чем говорить просто литературно" [9, 165]. В данном случае многие собеседников не являются профессиональными коммуникаторами, они не могут искусно направить свой язык так, чтобы она имела признаки определенного стиля литературного языка и воспринималась слушателями. В газетном тексте такой язык больше всего нуждается редактирования.

С точки зрения технологии редактирования несколько аморфный, неорганизованный речевой поток собеседника проходит через редакторский фильтр-трансформатор, который композиционно организует высказывание, придает ему "литературности" согласно требованиям информационно-публицистического стиля и сохраняет особенности языковой индивидуальности. В результате преобразований вещания можно классифицировать как "разговорное литературное письменное". Его признаки заключаются в потере усности, приобретении унормованости и наличия индивидуальности, присущей личной манере высказывания реального человека. "Разговорный публицистическое письменное" вещания во всех своих структурных компонентах выдержан в ключе устной речи в соответствии с его типологических особенностей, но без типичных недостатков.

Дикторский текст телесюжета как образец профессиональной речи информационно-публицистического стиля не подлежит такому тщательному обработке, как текст собеседника. Речь идет о том, чтобы заменить то или иное слово более уместным, высказывания и формулировки сделать более четкими и точными. Другими словами, редактирование идет в русле усиления информативности, логичности, аргументированности и лаконизму высказываний.

Дикторский текст телесюжета в газетном тексте изменяет свои функциональные свойства. Здесь его возможные функции (констатации, апелляции, размышления, убеждения, комментирование) в случаях преобладания текста над изображением или их равнозначности становятся самодостаточными без видеоряда. Главное при этом — избегать синтаксических построений, рассчитанных на мимику-жестов или изобразительное дополнения.

После соответствующей обработки текстов дикторского и собеседника синтаксическая структура текста газетной публикации становится более стройной и прочной, тогда как в тексте телесюжета она отличается фрагментарностью. Фрагменты текста становятся тематически и фактически однородными. Устраняются аномальные тематические отклонения внутри текста. Аргументация становится стройной и логичной. Повышаются требования отбора фактов — из имеющихся отбираются те, обладающих наибольшей убедительностью и актуальностью. Тема разрабатывается глубже чем в телесюжете. В итоге текст значительно теряет в общем объеме, однако выигрывает в коммуникативных качествах.

В контексте жанровых систем трансформация сюжета в газетный текст может происходить в рамках одного жанра, а может идти по пути упрощения в менее сложный жанр.

Литература

1. Москаленко А.З. Вступление к журналистике. — К., 1997.

2. Григораш Д.С. Журналистика в терминах и выражениях. — Львов, 1974.

3. Пономарев А.Д. Стилистика современного украинского языка. — К., 1993.

4. Баранник Д.Х. и др. Язык современной массово-политической информации. — К., 1979.

5. Светана С.В. Телевизионная речь, функции и структура. — М., 1976.

6. Багиров Е.Г, Борецкий Р.А., Юровский А.Я. Основы телевизионной журналистики. — М., 1987.

7. Юровский А.Я., Борецкий Р.А. Основы телевизионной журналистики. — М., 1966.

8. Егоров В.В. Телевидение и зритель. — М., 1977.

9. Пешковский А.М. Избранные труды. — М., 1959.

10. Минаев В.Ф. Соотношение слова и изображения в телевизионной журналистике / / Вест. Моск. ун-та. Август. Журналистика. — № 2, 1969. Вып. 2.