Туптало Данило — церковный и культурный деятель

 

Святитель Димитрий родился в декабре 1651 в местечке Макарове на Киевщине. Родителями его были сотник Савва Туптало, «честь и слава Войска Запорожского», и благочестивая Мария. Оба они были людьми уважаемыми и набожными. В благочестивом духе воспитывали и своих детей, из которых, кроме сына Даниила (таково было мирское имя святителя), еще три дочери стали монахинями.

Через суровые казацкие будни отец не мог уделять сыну должного внимания, а потому ухаживать и воспитывать детей приходилось Марии Михайловне самостоятельно. Под влиянием доброй и чуткой материнской души рос Даниил в страх Божием и благочестии.

Впоследствии семья Туптало переехала в Киев, а когда Даниилу исполнилось одиннадцать лет, его отдали на учебу в Киево-Могилянской коллегии.

Врожденный талант, усердие, невтолиме стремление знаний вскоре выделили его из круга сверстников. В классах риторики он выделялся талантом стихосложения. Под руководством знаменитого проповедника, полемиста и богослова Иоаникия Галятовского Даниил блестяще усвоил те приемы и обороты речи, которые позже будут нести захвата слушателям его проповедей, будут предоставлять убедительности его аргументам, поражать эмоциональностью и силой доказательств.

Проявляя склонность к науке, Даниил же время отмечался и рев-ности к жизни набожного. Более того, это затем перерастало в неудержимое желание жить именно такой жизнью.

В 1668 году Даниил принимает монашество под именем Димитрия в Кирилловском монастыре в Киеве из рук своего любимого учителя игумена Мелетия Дзики, искреннего украинского патриота, сторонника гетмана Петра Дорошенко и Киевского митрополита Иосифа Нелюбовича-Вакула, боровшихся в то время за независимость Украины.

Через год, в марте 1669 года, митрополит Иосиф Нелюбович Шахрай рукопокладае монаха Димитрия в иеродиаконы. Приняв монашество и став духовным лицом, Димитрий возобновляет свое обучение, прерванное в 1665—1669 годах, учитывая тогдашние политические события (известные в нашей историографии времена Руины. Тогда же он начинает и свою литературную дияльнисть.У сане иеродиакона Димитрий пробыл в Кирилловской обители длительное время.

Двадцать третьего мая 1675 в Густинской монастыре, вблизи Прилук, митрополичий заместитель Лазарь Баранович, архиепископ Черниговский, рукоположил иеродиакона Димитрия на иеромонаха. Святому мужу исполнилось всего 24 года, но он к тому времени был достаточно осведомленным как в науках, так и в проповедях слова Божьего. Познакомившись с ним поближе, убедившись в глубине и широте его знаний, архиепископ пригласил Димитрия стать проповедником при Черниговской соборной церкви.

По поручению Лазаря Барановича святитель начал ездить проповедовать и в другие церкви Черниговской епархии, а затем - и всей Украины. На этот период его деятельности приходится и написания первого крупного произведения - о чудесах, которые творились от чудотворного образа Божьей Матери в Ильинском монастыре Чернигова. Эта книга первоначально имела название «Чудеса ...», а спустя печаталась как« Руно орошенное ».

С проповедями Димитрий объездил не только украинские земли, но и белорусские. Известно, что в 1677 году он длительное время находился в Слуцке, оттуда выезжал в другие города. Путешествовал по Волыни, жил в Вильне, в Свято-Духовском монастыре.

В январе 1679 возвращается в Украину, а в феврале, по желанию гетмана Ивана Самойловича, поселяется в Батурине, тогдашний гетманской столицы.

По просьбе братии в марте 1681 назначается игуменом Максаковского монастыря на Черниговщине, откуда через год снова перебирается в Батурин уже как настоятель тамошнего Николаевского монастыря. Но уже в октябре 1683 добровольно отрекается игуменства, чтобы посвятить себя сполна монашеским подвигам и писательской деятельности.

В мае 1684 переезжает в Киев, где по просьбе новоизбранного архимандрита Киево-Печерского монастыря Варлаама Ясинского соглашается стать проповедником при этой святыни православия. Одновременно архимандрит предложил игумену Димитрию написать «Жизнь Святых», на что тот с радостью согласился. Над этой работой святитель работал около 20 лет. Различные препятствия мешали нормальному процессу написания. Так, в 1686 году ему пришлось снова вернуться в Батурин: возглавить, по требованию митрополита Гедеона Святополка-Четвертинского и гетмана Ивана Самойловича, намис-ничество тамошнего монастыря.

Святитель продолжает плодотворно работать и в июле 1687 исполняет первую часть замысла (месяцы сентябрь—октябрь - ноябрь), которую и было отпечатано в Киево-Печерском монастыре в 1689 году.

В 1692 году покидает игуменство в Батурине и поселяется в отдельной келье для спокойной писательского труда. В 1693 г. была готова вторая часть работы (месяцы декабрь—январь - февраль), которая увидела свет в 1695 году.

С июня 1694 до января 1697 святителю пришлось выполнять еще и администраторские функции, быть настоятелем Глуховского монастыря, а с января по июнь 1697 - игуменом Кирилловского монастыря в Киеве.

В июле 1697, по просьбе архиепископа Иоанна Максимовича, Димитрий переезжает в Елецкого Черниговского монастыря и получает титул архимандрита, а вскоре становится еще и архимандритом Новгород-Северского Спасского монастыря.

Несмотря на многочисленные дела, постоянно отвлекали его от основной писательского труда, святитель продолжает вдохновенно трудиться, и в 1700 году в Киеве выходит третий том «Жизнь Святых» (месяцы март—апрель - май).

За двадцать лет Димитрию пришлось быть настоятелем многих монастырей в Украине, переезжать с места на место. Объясняется это тем, что различные обители хотели видеть его своим настоятелем и иметь в его лице доброго проповедника и наставника, хотя сам для себя святитель никогда не искал славы или почестей.

Следующий, 1701, год стал в жизни святителя Димитрия переломным. По приказу царя Петра I его вызывают в Москву, и в феврале он навсегда покидает Украину. В марте 1701 его рукополагают на митрополита Тобольского, но из-за болезни он не смог выехать в Сибирь, а уже в январе 1702 его перепризначують на кафедру митрополита Ростовского в России.

На этой старинной епископской кафедре, которая по княжеских времен входила в состав Киевской митрополии и на которой одними из первых епископов были украинскими, святые Леонтий и Исаия, пробыл святитель более семи лет. Здесь он завершает свою подвижническую работу над изданием и видруковуе в 1705 году четвертый том «Жизнь Святых» (месяцы июнь—июль - август). Но беспокойное сердце не хотело знать отдохну. Димитрий начинает писать «Летописец» - род библейской истории, которую, однако, закончить не успел.

Подорванное здоровье святителя не смогло справиться с очередным приступом недуга, особенно частых в последние годы. Димитрий упокоился в ночь с 27 на 28 октября 1709 года, по молитве, стоя на коленях. Так молитва, сопровождавшая святого всю жизнь, не оставила его и в час смерти.

Среди всех работ святителя главное место занимают «Жизнь Святых», или «Четьи Минеи» (месячные чтения). Выход в свет этого полного издание стало знаменательным событием в жизни нашей церкви и прославило его имя во всем христианском мире.

Приступая к этому замыслу, святитель чувствовал не только огромную ответственность, но и даже некоторую растерянность. Возникало желание вообще отказаться от него, только опасения греха непослушания останавливало и, наконец, заставило подчиниться требованиям Варлаама.

С надеждами и молитвами на Божью помощь, с внутренним трепетом, в июне 1684 приступил Димитрий к своему подвигу. Его душа, ум, творческое воображение были переполнены образами святых, жизнеописаниями которых занимался. Вещие сны, видения, которых сподоблявся, поддерживали и направляли его на подвижнический путь созидания.

Однажды он вспоминал, как памятного понедельника 10 августа 1685 он, услышав благовест к заутрене, не вскочил привычно к службе, а, подпав под какую непреодолимую сонливость, проспал до чтения Псалтири. И все это время перед ним стояло видение: казалось, что ему поручено было присматривать за какой-то пещере, где покоились святые мощи. Осматривая со свечой гробы святых, увидел там и святой великомученицы Варвары. Приступив ближе к гробу, увидел ее лежащей на боку, а в жизни гроба заметил какую-то гниль. Желая вычистить гроб, вынул мощи ее из раки, перевел их на другое место. Очистив раку, снова подошел к святым мощам и, подхватив их на руки, перевел на прежнее место, но вдруг увидел, что святая Варвара жива.

«Святой великомученицы Варвары, добродийнице моя! Умолять Бога о грехах моих »- воскликнул Димитрий.

Святая отвечала ему так, будто имела какие-то сомнения относительно него:

— Не знаю, смогу умолиты, ибо молишься ты по-римски ...

Услышав эти слова, святой заволновался и огорчился, ибо, оказывая особого внимания письму, несколько ослабил он молитвенное правило, молился коротко и изредка, как римлянин. Итак, это было не простое напоминание, а своеобразный приказ вернуться к привычному благочестивой жизни.

Пока не один раз по тому появлялись образы святых, странным образом не давали ему упасть духом, обеспечивали и добавляли сил и понимания для успешного завершения незапамятное труда.

*

Азбука духовной премудрости:

— Духовное, когда раздается, еще более приумножается.

— Любовь души к духовным высказываний служит знаком здоровья ее.

— Спокойствия души ничто так не служит, как свобода от забот и суеты.

— В душе немилостивы Бог не находится.

— Самих дел — без слова — мало для наставления.

— Корни и источниками дел служат размышления.

— Добрые дела будут тогда большими, когда мы не считаем их большими