Украинская диаспора

 

ЧТО ТАКОЕ ДИАСПОРА?

Так как в Украине существует немало нереальных представлений о жизни украинского в Северной Америке, стоит рассмотреть, что такое диаспора и чем именно украинский отличаются от других иммигрантов в "новом мире". Осознавая свою тенденциозность, предлагаю термин "диаспора" определить следующим образом: диаспора — это этническая общность, которая живет вне материком, представители которой являются полноправными гражданами страны поселения (это отличие от "иммиграции"), члены которой, независимо от влияния (вмешательство или изоляции ) материка, создали для себя организационные структуры, представляющие интересы этого сообщества на мировой арене. Последняя "дезидерата" предложенного определения диаспоры — формирование собственных организационных структур — может считаться несколько необычным рядовому читателю. Действительно, эта формулировка новое, однако оно очень точно отражает действительность и подчеркивает отличие украинской (и, кстати, еврейской) диаспоры от других сообществ потомков иммигрантов разных этнических происхождений, проживающих в странах "нового мира", но которым не свойственно создавать широкие организационные надстройки. Форма этих надстроек очень неформальное, добровольное (волонтерскую-горизонтальная), и решение проводников не обязательно обязывают отдельных членов диаспоры, что часто является непонятным для рядового наблюдателя из Украины. Общественная организованность диаспоры очень отличается от любой существующей организационной структуры в Украине, и это часто приводит к недоразумениям, однако, как будет приведен ниже, Украине есть чему учиться у диаспоры именно в этом направлении.

Стоит обратить внимание, что согласно представленным определением отношения диаспоры к "материку" очень посредственное. Диаспора живет своей жизнью, которая обусловлена органическим чувством близости между ее членами, и может, но не должен, иметь какого-либо отношение к коренному территории — материка. Основной приметой каждого диаспорного украинским, в частности, является то, что он (она) считает себя полноправным гражданином страны своего поселения. Мало того, он часто является очень сильным патриотом этой страны, не отрицает его украинскому патриотизму. Исторически украинский в странах "нового мира" очень много привели к построению государств их поселения. У них есть чем гордиться. Сегодня они часто занимают ведущие должности в малом и среднем бизнесе, в крупных транснациональных корпорациях, в политике, в престижных профессиях (медицине, адвокатуре, образовании, науке).

Причины имеющейся мотивированности к профессиональному успеху каждого диаспорного украинским, в частности, нужно искать в том же корни, как и причину организованности диаспоры в целом. Идеологические мотивы, очевидно, имели отношение к историческим факторов. Вряд ли украинский построили бы существующую широкую сеть организаций диаспоры и интегрировались бы столь успешно в общее профессионально-экономическую жизнь страны поселения, если бы не то, что причины их иммиграции были в основном политическими. После второй мировой войны бежали преимущественно из Западной Украины именно те представители интеллигенции, которые непременно были бы расстреляны или вывезены в Сибирь сталинским режимом, если бы они остались на родных землях. Немаловажным фактором успеха интегрирования этой "третьей" волны элитных иммигрантов в североамериканское общество было то, что они приехали уже "на готовый грунт". Потомки первого (1896—1914) и второго (1919—1939) волн иммиграции, к приезду третьих, уже построили церкви, сформировали организацию, заложили материальную базу, с которой могла воспользоваться вновь прибывшая галицкая элита. К большой степени эта высокообразованная, патриотическая иммиграция захлинула в себе старших своих предшественников, предоставив диаспоре специфической идеологической (национально-патриотической) целеустремленности. Движущей идеологией новых "элитных" иммигрантов и их потомков была мечта о независимой Украине. Но эта Украина должна быть особого типа — это должна была быть в первую очередь национальное государство, экономически богата, политически сильная. На территории УССР такую Украину невозможно было построить, поэтому нужно было общине в целом и каждому в частности через успех в профессиональной жизни строить такую Украину в диаспоре.

И так было до 1991-го года. А потом все изменилось. Украина перестала быть каким созданным в мечтах сказочным историческим корнем, которого нельзя было свободно посетить. Украина неожиданно стала независимой, и диаспора массово бросилась ей "помогать" — кто финансово, кто профессионально — каждый чем мог. Пришло время реализовать мечту "садике вишневого коло хати", которой так долго жила диаспора. Экономический и политический расцвет Украины непременно должен был состояться с момента снятия коммунистического ига, а по всей Украине имела вдруг воцариться украинский язык, культура, песня. Если бы такая мечта была сбылась, то вопрос дальнейшего существования диаспоры, наверное, не дошло бы до сегодняшнего кризисного состояния. Но случилось иначе: Украина не захотела той помощи, которую диаспора способна была ей предложить.

РОЛЬ УКРАИНЫ В Сближение с ДИАСПОРОЙ

Украина избрала собственный путь развития. Сознательно или бессознательно, после провозглашения независимости Украина начала ставить перед диаспорой требования: вы нам помогайте финансово, но в детали построения нашего государства не втручайтеся9. Очевидно, при таких условиях двухмиллионную диаспоре невозможно стать реальным рычагом воздействия на 50-миллионное государство. А даже если бы это было реально, вряд ли младшая генерация диаспорных украинского согласилась бы на такое выбрасывание тяжело заработанных денег в пропасть коррумпированных чиновников, нерыночной экономики, инертного населения без реальной возможности и права влиять на ситуацию. Одно дело — помогать "своему", а совершенно другое — помогать людям (обществу, государству), которые при каждом удобном случае напоминают тебе, что ты "другой".

Основным камнем преткновения между диаспорой и Украиной стал отказ украинской стороной принять коллег из диаспоры за своих. В данном вопросе должна не только Украина. Виновные также те диаспорные украинском, которые в ранние годы после независимости приезжали в Украину с намерением поучать здешних людей, как жить, не понимая культурной специфики постсоветского пространства, не имея желания применить методы и направления помощи в ценностных отличий, которые породилися в результате 50-летнего обособленного развития двух обломков украинской нации. Виноваты те, которые бескомпромиссно пытались строить новое украинское государство наподобие диаспоры.

Но вина также и по стороне Украины, ведь, если бы она была приняла своих диаспорных сыновей действительно за своих, те могли были бы ей дать значительный цивилизационный стимул (уже не говоря о материальном). Опыт диаспоры в построении настоящего гражданского общества огромный. Суть этого общества заключается в существовании широкой сети независимых общественных организаций11 — на основе уважения к индивидууму как личности, на принципах волонтерства, с горизонтальной организационной структурой, с активно заинтересованными членами, независимо от внешних стимулов (в том числе государственных) работают на благо организации ( и вместе с тем на благо общего общества) с идейным воодушевлением ради собственного самоудовлетворения и самореализации. В Украине часто декларируется желание именно такое гражданское общество построить, но, несмотря на огромное финансирование негосударственных организаций со стороны западных доноров, ощущается нехватка опыта на местах, отсутствие ценностных мотиваций отдельных людей, недостаток примера, который можно было бы подражать. Такой прикладной ресурс существует в диаспоре, но он остается минимально использованным.

Опыт развития институтов гражданского общества в диаспоре показал, что такая форма спонтанной самоорганизованности может реально существовать только в условиях, когда на общегосударственном уровне каждый член общества чувствует себя полноправным. В тех государствах Западной Европы (например, в Германии или Италии), где украинский живут уже более 50 лет, но в подавляющем большинстве не приняли гражданства государств поселения, они до сих пор скорее "иммигрантами", чем диаспорой. Можно аргументировать, что в этих государствах действовала своя специфика, которая не позволила украинским развить свои организационные структуры настолько, как это произошло в Северной Америке, но обитания в Европе еврейской диаспоры именно как диаспоры и отличие украинской от евреев в этих странах поражает.

Если Украина действительно хочет использовать ресурс опыта диаспоры (в том числе финансовый, организационный, патриотический), она должна сделать шаг ей навстречу. Нужно предоставить возможность выходцам из украинской диаспоры стать полноправными гражданами Украины. В условиях общественно-экономического положения Украины это означает позволить двойное гражданство, ведь Украина не смеет требовать (как это есть сейчас), чтобы диаспорный украинского отрекался гражданства того государства, в котором он родился, воспитывался, сформировался профессионально, как личность. Такое требование ставит человека из диаспоры перед невозможным выбором: отказа от одной, уже сложившейся, позитивной сути своей идентичности в пользу второго, несформированной, также своей (по идее), но во многом на повседневном уровне чужой. Даже при большом желании преодолеть такие эмоциональные барьеры принятия украинского гражданства является просто нецелесообразно, ведь согласно действующему законодательству получение гражданства Украины требует сдачу паспорта иностранного государства. Вряд ли наиболее громкие украинские патриоты, имея канадский или американский паспорт на руках (паспорт, позволяющий безвизовый проезд в подавляющее большинство государств мира), согласились бы его сдать в пользу украинского.

Следует заметить, что граждане Украины уже сегодня могут полулегально иметь двойное гражданство. Но только некоторые. Эмигранты из Украины, проживающих в Канаде или США и принимают гражданство тех государств, редко заявляют об этом государственным органам Украины и поэтому продолжают считаться гражданами Украины. Подобно может сделать любой гражданин Украины, который желает принять гражданство России — для этого даже не нужно выезжать из Украины, ведь любое консульское представительство Российской Федерации, после прохождения определенной бюрократической процедуры, с удовольствием предоставит российское гражданство желающему гражданину Украины без требования сдачи украинского паспорта. Следовательно, аргумент, который распространен среди представителями украинской патриотической элиты, — что Украина не может законодательно разрешить двойное гражданство, так как это привело бы к формированию "пятой колонны" на ее территории, — не отражает действительности.

Сегодня действующая формальная запрет двойного гражданства не способствует ни законодательной легитимизации существующей практики, и не служит препятствием распространению правового нигилизма в Украине. Вместо защищать собственные национальные интересы, Украина реально дискриминирует против диаспоры, ставя перед ней невозможны к преодолению препятствия для полноправного участия в развитии украинского государства. В условиях сегодняшней Украины запрет двойного гражданства не является проявлением зрелой самоуверенности в собственной независимости. Скорее это проявление "институционализированной ксенофобии" 13, которая тянет свои корни с устаревшей концепции украинской нации, согласно которой "украинство" — это исключительно этническое понятие. Будущее распространение такого понятия вредно как для внутренней политики Украины, так и для построения тесной взаимосвязи с диаспорой. Поэтому первоочередной задачей строителей "мирового украинства" является переосмысление идеологических подпорок этой движущей силы, которая в прошлом привела к формированию как диаспоры, так и государства Украина. Понятие "украинство" нужно модернизировать согласно новым требованиям, возникшим в результате обретения независимости — это нужно и диаспоре, и Украине.

СТАТИСТИЧЕСКИЕ ДАННЫЕ УКРАИНСКОЙ ДИАСПОРЫ

Украинские является одной из самых многочисленных национальных диаспор во многих странах Америки и Европы. По известным причинам экономические и культурные связи зарубежных украинский со страной своего происхождения в течение последних десятилетий фактически прекратились. Хотя за последние годы наблюдается обратная тенденция.

Известно, что массовая эмиграция из украинских земель в западные страны имеет более чем столетнюю историю.

США. В США живет около 1,2 млн. украинском и лиц украинского происхождения. По численности они здесь занимают второе место среди славянского населения (после поляков). Наибольшее количество украинского сосредоточена в северо-восточных промышленных штатах — Пенсильвании, Нью-Йорке и Нью-Джерси. Значительное количество американских украинского сосредоточена также в штатах Массачусетс, Коннектикут, Огайо, Иллинойс, Мичиган, Минное сотых, Северная Дакота.

Первые украинского появились в Северной Америке еще в 17-18 вв. Известно, что в Гражданской войне принимал участие генерал Василий Турчин — личный друг президента А. Линкольна.

Массово же украинские эмигранты начали селиться в США с 1876 г. В основном это были выходцы из закарпатской и галицкой Лемковщины и займалия они сельским хозяйством. В 90-х годах 19 в. происходила интенсивная эмиграция из Восточной Галиции, Северной Буковины и Закарпатья. До первой мировой войны в США переехало около 0,5 млн. жителей Австро-Венгерской части Украины.

Одним из первых украинских переселенцев из Украины, которые в США получили землю и начали заниматься сельским хозяйством, были протестанты из восточных районов Украины, которые бежали от религиозных преследований. Они осели в штате Вирджинии (1892 г.), позже (1898 г.) — в Северной Дакоте. Впоследствии и в штате Северная Дакота все они создали село, названное "Украиной".

В 1884 г. в штате Пенсильвания была построена первая украинская церковь.

В 20-х годах в США стали возникать первые организации, которые объединяли украинский.

В 1989 г. в США создали гражданские организации, оказывающие материальную помощь Украине, а также поддерживают деятельность отдельных гражданских организаций. Среди них "Народный фонд помощи Украине", "Фонд помощи детям Чернобыля".

Теперь в США по данным социально-демографических исследований украинской составляют около 0,5% всего населения.

Значительную часть составляли эмигранты из Западной Украины. По данным демографических исследований украинском языке говорят около 25% американских украинский.

Среди американский украинского наблюдается высокий процент людей с высшим образованием. Украинский язык преподают в 28 колледжах и университетах.

В начале ХХ в. (1909 г.) в США насчитывалось 470 тыс. украинском, в 1914 г. — около 500 тыс.

Теперь почти 90% американских украинского живет в городах — 20,6% из них работают в промышленности, организации финансов и в торговле, 13% — в армии, 12% — в школах, 11,5% — в учреждениях здравоохранения.

Канада. Канада занимает второе место в мире по численности украинского — за оценкой в 1989 г. около 1 млн. человек. По количеству канадских украинского занимает 5 место. На украинском приходится 4% всего населения Канады.

Первые украинские иммигранты были жители села небыло Калужского уезда.

Массовая иммиграция украинский в Канаду началась с 1896 г. За 1891—1914 гг их прибыло туда около 150 тыс.

Главные районы населения канадских украинского находились на юге, вблизи границы с США.

В Канаде установлен памятник киевскому князю Владимиру Маркиану Шашкевичу, Тарасу Шевченко, Леси Украинский, В. Стефанику, И. Франко. Символом украинской общины в Канаде стала огромная 20-метровая писанка в Вегревили.

Украинская учатся почти в 100 университетах Канады и 200 колледжах. Украинский язык преподается в 28 университетах.

Аргентина. В 1897 г. впервые начали прибывать и поселились в северном районе Аргентины, эмигрировали из Восточной Галиции. Сохранились сведения, что 27 августа 1897 прибыли в Апостол (провинцию Мисийонес) 12 украинских семей — выходцев из Прикарпатья (Тлумацкього района, Ивано-Франковской обл.)

Общее количество аргентинских украинский составляет около 220-250 тыс. человек. Они преимущественно расселены в северной провинции, в столице и провинции Буэнос-Айрес, Мисистонес, Чако, Мандола и в основном занимались земледелием.

Бразилия. Первые украинские поселения были — семья Николая Морозова с Золочевщины на Львовщине (1872 г.).

Основная часть (85%) бразильских украинского живет в штате Парана. Украинская здесь заняты преимущественно сельским хозяйством.

В штате действует 210 греко-католических и 6 православных украинских церквей. Украинский язык преподают в 4 светских школах, в нескольких духовных колледжах и семинариях.

Парагвай и Уругвай. Наиболее интенсивно иммиграционные процессы украинского населения в эти страны пришлись на первые десятилетия после первой мировой войны.

На сегодня численность украинского и лиц украинского происхождения Парагвая оценивались в 12 тыс. человек.

Первые поселенцы украинского происходили примерно в Парагвае в конце 20-х гг.

Впервые сюда стали прибывать переселенцы преимущественно из Западной Волыни и Западного Полесья, а также из Восточной Галиции.

Польша. Основная часть украинского населения живет в Варшаве. 5-10 тыс. украинский, около 3 тыс. — в Кракове. В Польше живет 300-600 тыс. украинский.

Румыния. Население украинской составляет 250-300 тыс. Больше всего украинского населения живет в северной части страны, вблизи границы с Украиной. Здесь имеется более 110 тыс. украинского и членов смешанных украинский-румынских семей. Центрами значительного сосредоточения украинский является Бухарест, Сату-Маре.

Установлены прямые связи украинских граждан Румынии с Украиной. С 1990 г. некоторые учебные заведения Львовской и Ивано-Франковской области начали подготовку специалистов для украинских школ в Румынии. Первыми румынскими студентами во Львовской и Ивано-Франковской стали соответственно почти 30-40 воспитанников лицеев с Мармарощина.

Чехия и Словакия. Большинство украинского живет в Словакии, где они составляют около 0,9% всего населения. Доля украинского в Чехии была значительно меньше — 0,2%.

Главный район расселения украинский является Пряшивщина — заселена украинскими восточной области Словакии.

В 1945 г. в Чехии и Словакии было 298 украинских школ, в том числе 3 гимназии, одна учительская семинария.

В 60-х годах после процесса словакизации украинских школ, их осталось только 57, из них — 7 средних.

В пражском, Братиславском университетах работают кафедры украинского языка.

В последние годы значительно начала расти количество украинский, претендующих в этих странах на место постоянного проживания.

Франция. Большинство переселенцев из Восточной Галиции. Важным центром украинского национально-культурной и научной жизни стал Париж. Здесь начислено 6,5 тыс. украинский.

В основном городское население. В сельском хозяйстве занято около 15% украинского.

Англия. Украинские эмигранты появились в 1893 г. в Манчестере. Наиболее интенсивно была эмиграция из Украины в конце 50-х годов — начале 60 гг. Сейчас в Англии начислено около 35 тыс. украинский.

Другие страны, в которые эмигрировали украинский в незначительных количествах были: Испания, Дания, Норвегия, Швейцария, Голландия, Австрия, Сирия, Ливан, Египет, Марокко.

* * *

Как видим, украинский по всему миру насчитывается очень много. С одной стороны это хорошо, поскольку есть много возможностей для встреч и контактов. С другой стороны же возникает вопрос, что это Украина за государство, с которой так много выезжает коренных жителей?

Другие рефераты рубрики "Народоведение"