Яворський Стефан — писатель, философ, церковный деятель

 

Яворский Стефан

(1658—1722)

писатель, философ, церковный деятель

Стефан Яворский (в миру — Семен Иванович Яворский) родился в городке Яворе у Турки (ныне Львовская область) в семье мелкопоместного шляхтича, возможно, родом из Приднепровской Украины, позже семья Яворских поселяется в селе Красиловке неподалеку Нежина. Начальное образование Семен Яворский получил, вероятно, в братской школе в Турке или в Яворе. Уже в то время он получил хорошее образование, знание латинского и древнегреческого языков, умел писать стихи на латыни. 1673 Яворский вступает в Киево-Могилянский коллегиум. В коллегиуме были хорошие успехи по всем дисциплинам, завоевал симпатии ректора — Варлаама Ясинского, позднее митрополита Киевского и Галицкого. Высоко почитая своего покровителя, Яворский дает ему панегирики латинском языке. Решив усовершенствовать образование, Яворский по благословению Варлаама Ясинского едет во Львов, где поступает в Львовского иезуитского коллегиума, перед этим приняв униатство.

Проучившись год во Львове, совершенствует образование в коллегиумах Люблина, Познани, Вильно, в которых принимает участие в философских диспутах, изучает философские курсы известных в то время профессоров философии Яна Моравского и Яна Млодзяновського, составляет собственный курс философии. В Вильно Яворского за большие успехи в науке назначают на должность руководителя «Конгрегации пресвятой Девы». Яворский принял монашество под именем Станислава, но вскоре, выступив с критикой отдельных положений католицизма, вызывает этим недовольство святых отцов, оставляет Свободно и возвращается в Киев, где 1698 отрекается от униатства и сдает экзамены перед духовной властью и профессорами Коллегиума на магистра свободных искусств, философии и теологии. С того года преподает в классе поэтики, пишет стихи и составляет урока. Впоследствии заключает собственный курс философии. Становится популярным в Киеве оратором и поэтом, знакомится с гетманом Иваном Мазепой, составляет панегирик его родственнику полковнику Ивану Обидовському. Пишет курс психологии, используя новейшие достижения европейских ученых в этой области. Яворский в годы преподавания написал также сочинения по догматики «О святой Троице» и «О церковь». Во время одного из визитов в Москву Яворский произносит блестящую речь на похоронах боярина Шеина, которая понравилась Петру I и молодого киевского иеромонаха 1700 оставляют в Москве.

Впоследствии становится протектором Московской славяно-греко-латинской академии, в которой он реформировал учебный процесс вроде Киевского коллегиума, основывает при академии театр и руководит им. Позже объединяет вокруг себя единомышленников, в основном выходцев из Киева, принимает активное участие в реформах Петра I, много сил отдает издательской деятельности как профессиональный рецензент, редактор многих научных изданий, выходивших в Московской типографии. 1700 Яворского посвящен в митрополита Рязанского и Муромского. 1702 он становится экзархом и местоблюстителем всероссийского патриаршего престола. В то время начинаются его споры и несогласия с Феофаном Прокоповичем.

1715 закончил главную свою полемическую работу «Камень веры». 1721 Яворского назначен главой Священного Синода Русской православной церкви, но, уже тяжело больной, он почти не принимал участия в его работе, фактически руководил Синодом вице-президент Феофан Прокопович. Умер Стефан Яворский 24 ноября 1722. Похоронен он в Переяслав-Рязанском, в Донском монастыре, возле церкви Сретения.

Стефан Яворский был одним из образованнейших деятелей своего времени, автором целого ряда глубоких литературных, философских и теологических трудов, которые сыграли заметную роль в культурно-образовательной жизни Украины конца XVII века. Стефан Яворский как преподаватель Киево-Могилянской коллегии, поэт и оратор был очень популярен в образованных кругах киевской элиты. Его стихи цитировали преподаватели на лекциях, в частности, Феофан Прокопович, будущий соперник в Москве, цитировал стихотворение «Богородице Деве, что облаченная в солнце». Вспоминает его и Митрофан Довгалевский в своей книге «Сад поэтический». Стефан Яворский свободно владел и писал на трех языках — латинском, польском и книжной украинском. Знал греческий и старославянский. Многие киевских князей считали за честь иметь от Яворского панегирик. Он пишет панегирики полковнику Ивану Обидовському, родственнику всемогущего гетмана Мазепы. 684 года Яворский создает блестящий панегирик митрополита Варлаама Ясинскому «Геракл после Атланта», в котором подтверждает свой большой поэтический талант.

Яворский был прекрасный оратор, и в умении составлять так называемые урока с ним никто не мог сравниться. Как яркий представитель барочной литературы в Украине, использовал барочный стиль с его динамичностью, яркой театральностью, сложной метафоричностью, в своем лекционном курсе по философии, в частности во вступлении к этому курсу, который имеет пышную название: «Философское соревнования, который начинается на арене православной Киево -Могилянской гимназии русскими атлетами для большинства славы того, который, будучи свободным от греха пилигримам Единородным Сыном Отца, вступил на путь умножения славы найблаженнишои Его Матери, которая прошлась когда быстро Иудейским взгорьям ». Яворский открывал свой курс в лучших традициях украинского барокко: «Я открываю для вас, прилежные атлеты, не так олимпийские игры как лабиринт Аристотеля, преобладающим лабиринт Дедала. Здесь что ни вопрос, то ловушка, которая ожидает вас на открытых дорогах ... »Стефан Яворский понимал, что философию можно постичь только в сочетании с другими смежными науками, в частности с логикой, и поэтому разработал свой курс этой науки, поскольку считал, что ее возможности является гарантом преодоления всех трудностей философии.

Логика давала Яворскому возможность строить правильные определения, без которых не могла идти речь о точности и однозначности применяемых философских терминов. «Целью нашей познавательной потенции является познание и установления истины, — писал Яворский. — Но поскольку человеческий ум сам по себе является слаб и ненадежен и может, конечно, шататься между истинным и ложным, то нуждается в какой-то научной навыки, которая в состоянии руководить действиями нашего ума ».

Стефан Яворский и другие преподаватели коллегиума выступали против неправильного понимания значения логики представителями православной ортодоксии, считавших эту науку не только ненужным, но и вредной. Эта традиция отрицания логики шла еще от Ивана Вышенского, который подвергал анафеме учителей философии в братских школах. Стефан Яворский решается возразить мнения этого и других отцов церкви, считая, что наука немыслима без логики, которая позволяет достичь точности и однозначности научных терминов, убедительно обосновать те или иные положения. «Нам говорят, — писал он, — что отцы церкви осуждали логику, следовательно морально она не является нужной. Я отвечаю: они осуждали не логикой, а злоупотребление логике, которое было тогда, когда вера атакувалася логике, например Августином и манихейцы; так что латиняне в своих литания должны были петь: «Освободи нас Бог от логики Августина».

Стефан Яворский блестяще читал курс натурфилософии, грунтовка свои выводы на трудах Аристотеля, Птоломея, Коперника. Хотя его теория строилась главным образом на наблюдении, а не на эксперименте, как позже у Феофана Прокоповича, однако Яворский пытался объяснить явления природы, исходя из нее самой и веря в силу человеческого разума, в возможности его не только познавать «странные явления», а и создавать их для собственной пользы. То есть Яворский призвал к дальнейшему исследования природы и использования достижений науки в жизни.

Наиболее интересным в киевском коллегиуме был курс Яворского по психологии, в котором ученый опирался на учение Аристотеля «О душе» и другие его произведения. Душу Яворский рассматривал как форму органического тела, которая имеет жизнь в потенции. Он выделял три ее вида: вегетативная душа — для растений; видчуттева — для животных; умная — для человека.

С. Яворский дает понятие анатомо-физиологического свойства человека, утверждая, что все ее жизненные функции обусловлены «жизненными духами», которые производятся из сердца и крови. Жизнь человека ученый делит на три периода: детство, юность, старость, а также на семилетние циклы, во время которых есть критические и опасные моменты для жизни человека. Яворский считал, что жизнь человеческая слишком коротка, но его можно продлить, вгамовуючы свои страсти, сохраняя умеренность в питании, не занимаясь чрезмерной работой, а вести жизнь здоровое, на хорошей местности. То есть Яворский пропагандировал основы геронтологии в тех пределах, которые тогда были возможны. Но прежде всего он призвал к духовной жизни, к знаниям, которые сделают жизнь полнокровной и счастливой. С этой точки зрения весьма интересный стих Яворского «Прощание с книгами». Это великолепный образец барочной поэзии и одновременно глубокомысленный философский трактат, решенный в блестящей поэтической форме. Это как жизненное кредо философа-поэта, которое может стать образцом и ныне живущим ученому:

В путь отправляйтесь, книги,

часто листал я и ласкал,

В путь, мое сияние, идите!

Утеха и украшение моя!

Другим, счастливее, душам

пищей будьте единственном числе,

Другие, блаженны, сердца нектаром

вашим поит!

Горе мне: мои глаза расстаются

с вами вовек

Да и не смогут уже душу

мою насытит.

Вы-то единственные были мне нектаром,

медом питательным;

С вами на свете, книги,

сладко жить было.

(Перевод Николая Зерова.

*

Стефан Яворский был одним из самых известных ревнителей православия. Смелый, благородный и откровенный. Он говорил правду самому Петру Великому, окруженном протестантами. Это не мешало, однако, монарху уважать святителя, зато лютеранци смотрели на него как на непримиримого и опасного врага. И не они одни, но и все враги церкви православной боялись сильных, прямых и непобедимых его обвинений. Произведения Стефана Яворского служат живым свидетельством энергичной борьбы его с противниками веры истинной.

В.Аскоченський. 1856.

*

Вполне возможно, что и реформы общего и церковного характера, задуманные и проведенные Петром, подпирал Прокопович не только с собственного желания, но с личного убеждения. Все-таки главными пружинами его деятельности было — персональное честолюбство и карьеризм. Как выгодно отличался от него в этом отношению Стефан Яворський, который не побоялся стать в оппозицию царю, когда пришлось защищать права церкви.

Б.Крупницький. 1935.