Юрий Васильевич Кондратюк

Он родился как Александр Игнатьевич Шаргей 1897 года в Полтаве. Там окончил с серебряной медалью гимназию, оттуда уехал учиться в Петроградского политехнического института. Но проучился едва месяц — студента-первокурсника были мобилизованы на фронт Первой мировой войны. А после гражданской войны уже не Александр Шаргей, а Юрий Кондратюк работал сначала на железной дороге, затем механиком элеватора, а дальше строил уже и сам элеваторы в Сибири, работал над созданием ветровых энергостанций для Крыма и Заволжье. Ему пришлось тайно сменить фамилию. Случилось так, что водоворот гражданской войны забросил юноши на Юг, где он некоторое время прослужил прапорщиком в деникинской армии. Если бы после победы большевиков «белого офицера» разоблачили, ему бы грозила смерть.

Вот и попросила мачеха Елена Петровна у своего знакомого документы его недавно умершего брата. А Саше сказала: «Тебе, сынок, надо стать другим человеком. Иначе все, чем ты живешь, пойдет ветром ».

А жил юноша — среди крови и хаоса, революций и войн — космосом. Он увлекся этой проблематикой еще учась в гимназии. В это трудно поверить, но еще в 1914 году, не имея законченного среднего образования, гимназист-старшеклассник серьезно прорабатывал способы прорыва человечества в межпланетное пространство. Не прекращал своих разработок он и на войне. Весной 1917 года уже существовал рукопись, где предлагалось, как достичь с планеты Земля другого небесного тела: не нужно строить гигантских ракет — от космического корабля-носителя отделяется посадочно-взлетный модуль. И именно по этому принципу пошел нынче развитие космической техники.

А в 1919 году в растерзанных боями и изменением властей Киеве юноша закончил другой рукопись, дав ему дерзновенный заголовок: «Тем, кто будет читать, чтобы строить». Аж в 1964 увидел свет этот текст, опубликованный в книге «Пионеры ракетной техники. Кибальчич, Циолковский, Цандер, Кондратюк. Труд содержал идеи, к реализации которых человечество доступилося лишь в ХХ века: принципы создания стационарных космических станций на орбитах небесных тел и их спутниках, многоцелевое использование солнечной энергии в космосе — как для нужд самого корабля, так и для передачи энергии на Землю, расчеты для корректировки полета ...

Еще дважды дорабатывал и дополнял новыми открытиями свою рукопись гениальный инженер-изобретатель, который так и не получил систематического высшего образования! По его разработки столичные ученые давали восторженные рецензии. Профессор В. П. Ветчикин писал, что исследования Кондратюка «является самым полным из всего, что писалось на эту тему в российской и зарубежной науке до последнего времени» и предлагал быстрее издать книгу «ради обеспечения приоритета страны в области межпланетных сообщений». Однако чиновничья бюрократия, что тогда царствовала науке, не признавала достижений уникального самоучки. И в 1929 году Юрий Кондратюк издал небольшую книжечку — «Завоевание межпланетных пространств» в Новосибирске за свой счет; по свидетельству американских ученых, была использована при подготовке полета на Луну. Интересно, что два раздела автор не включил в публикации сознательно, написав в предисловии: «Они слишком приблизились уже к рабочему проекту овладения мировым пространством — слишком, чтобы можно было их опубликовать, не зная заранее, кто и как этим данным воспользуется.

Чтобы оценить направленность и практическое значение работ Юрия Кондратюка, обратимся к оценкам современных ученых, непосредственно занимающихся космической техникой. Академик в области механики, автор трудов по теории ориентации космических кораблей Борис Раушенбах пишет: «Как он к этому пришел, меня до сих пор впечатляет. Но Кондратюк понял, что в условиях торможения космическим кораблем нельзя управлять, как самолетом, изменяя угол снижения и действуя жнивьем высоты. Наоборот, защитный щит должен всегда оставаться под одним углом. И что поражает — к которым вариантов ученые не прибегали, но именно так было сделано впоследствии наш «Союз», так и сделали американский «Аполлон», так сделали все остальные корабли ... »

Доктор технических наук, профессор, разработчик космической техники, сам летал в космос, Константин Феоктистов: «Кондратюк предложил систему контроля топлива в баках, которая применяется и в современных ракетах. Ничего лучше просто не изобретено. А как здорово он предсказал, что теплозащитное покрытие должно быть изготовлено на основе углерода. Мы пришли к углерода во всех наиболее тепло напряженных элементах конструкции.

И, наконец, дамки академика Валентина Глушко, создателя жидкостных ракетных двигателей: «По моему мнению, мы в большом долгу перед Юрием Васильевичем Кондратюком. Его вклад в космонавтику не нашел достойного отражения. Независимо от Циолковского Кондратюк совершенно новым, оригинальным методом вывел основные уравнения полета ракеты. Он рассчитал энергетически наиболее выгодные траектории космических полетов, занимался теорией многоступенчатых ракет, разрабатывал проблемы создания промежуточных межпланетных заправочных ракетных баз — спутников планет, экономической посадки ракет с применением торможения атмосферой. Кондратюк предложил полет к Луне и планетам с выходом на орбиту их искусственных спутников. Ему принадлежит идея использования гравитационного поля встречных небесных для до разгона или торможения космического аппарата в процессе полетов в Солнечной системе ... »

Гений в сознании потомков — и почти полное неизвестность жизни. Перед войной Юрий Кондратюк работал в скромной проектно-экспериментальной конторе ветровых электростанций.

На Выставке достижений народного хозяйства в Москве в павильоне «Космос» портрет Ю. Кондратюка висит вторым сразу после портрета К. Циолковского. Обиднее всего то, что при жизни Кондратюком так и не предоставили возможности в полную силу поработать в той сфере, где им в свободное время от основной работы было сделано открытие, что намного опередили свое время.

7 июля 1941 он ушел на фронт в составе московского ополчения. Считается, что того же года он погиб как рядовой роты связи где-то на калужской земле.