Журналистское слово как средство передачи внутреннего состояния человека

Прежде всего следует подчеркнуть, что есть два вида передачи внутреннего состояния человека с помощью слова: первый мы назовем интервью, а второй — моделирование. Теперь подробно остановимся на каждом из них.

К первому виду мы относим прямое общение журналиста и реципиента, цель которого — раскрыть сущность собеседника с помощью ряда вопросов. Но, учитывая влияние на подсознание аудитории, интервьюирование бывает нескольких разновидностей: 1) интервью, в котором доминирует журналист; 2) интервью, в котором доминирует респондент, 3) интервью, в котором роль лидера отсутствует.

Первая разновидность интервью характеризуется чрезмерным доминированием журналиста над его собеседником, и такое общение выглядит скорее "допроса", чем интервью. В этом случае респондент от чрезмерной экспансии журналиста зачастую "замыкается в себе," и такое общение не приводит к раскрытию респондента как личности. Чрезмерная экспансия является основным недостатком этого вида интервью. Но если журналист намеренно выбирает такую форму ведения интервью, то это должно быть мотивировано несколькими факторами: по-первых, чрезмерная экспансия местами может быть своеобразным катализатором "правдивости" респондента, особенно в тех случаях, когда целью журналиста является разоблачение лжи в действиях или поступках интервьюируемого. Во-вторых, применяя так называемые раскрутки из методик НЛП (нейро-лингвистического программирования), когда журналист из "следователя" превращается в "психоаналитика," то именно такая форма ведения разговора между журналистом и респондентом является самой действенной. Здесь, конечно, следует отметить, что этот вид интервью можно применять лишь в тех случаях, когда заранее известно, что приглашенный говорить неправду, либо он недостаточно смел для беседы с журналистом. Такой метод разговора есть, по сути, риском, ведь он не дает полной гарантии, что интервьюируемого будет готов к такому ведения разговора с журналистом.

Вторая разновидность интервью — это беседа, в который доминирует респондент. Основной формой раскрытия внутреннего состояния человека в этом случае есть монолог. Как уже отмечалось, доминантой в таком общении есть респондент. Но журналист должен удачно "натолкнуть" его на нужную тему. Так сказать, спровоцировать разговор. Этот вид интервью можно соотнести с психологическим хронотопом "вагонного попутчика". Главное для журналиста — внушить спокойствие на респондента, убедить его в том, что произнесенные им слова не будут использованы как средство распространить информацию с умышленно искаженными фактами из жизни или мыслями собеседника. Основной недостаток такой разновидности интервью — возможность потери журналистом внимания респондента к тем сторонам его жизни, которые интересуют интервьюера. Это может привести к тому, что монолог респондента состоится, но не в той информационной плоскости, чем хотел сам журналист.

Третья разновидность интервью — это интервью, в котором роль лидера отсутствует. Одна из форм его ведения — разговор, где журналист и реципиент могут меняться ролями, журналист делает акцент на том, что, по сути, нет информационного повода для получения какой-либо информации, то есть создается иллюзия, будто это "простая" разговор двух людей. Если говорить о применении такого вида интервью на телевидении и радио, то главной целью такого вида общения является попытка журналиста проникнуть к интимного пространства аудитории, создав тем самым иллюзию, что аудитория, так сказать, "подглядывает" или "подслушивает" за искренней беседой двух человек. Однако основным недостатком такой формы ведения разговора является то, что она может не иметь достаточно интересной информации и превратится в "разговор ни о чем".

Итак, интервьюваня как средство передачи внутреннего состояния человека по сути является довольно действенным. Однако следует помнить, что кроме задачи раскрыть своего собеседника, журналист не должен забывать, что он работает на аудиторию, и внимательно следить за тем, чтобы разговор с реципиентом не превратилась в "пустопорожние разговоры.

Теперь подробно остановимся на втором разновидности передачи внутреннего состояния человека с помощью слова. Эта разновидность называется "моделирование". Каковы его особенности?

Это:

1) моделирование — т.е. сочетание реальных фактов из жизни респондента с вымышленными;

2) использование "потока сознания" в монологах реципиента;

3) литературная образность в построении журналистского материала;

4) журналист моделирует психическое состояние реципиента;

5) журналист перевоплощается в героя своего произведения.

Следует также отметить, что моделирование по своей сути можно применять в любых средствах массовой информации. Но самым эффективным использование такого метода будет в печатных СМИ. Это объясняется тем, что одним из преимуществ печатных СМИ является, как известно, возможность вернуться к прочитанному и детально акцентировать внимание читателей на отдельных абзацах или строках.

Моделирование определенной степени имеет черты литературного произведения, но, по нашему мнению, следует говорить о своеобразном проявление публицистики, ведь главной все же является информативная цель создания таких материалов. Литературные средства в таких материалах используются как лучшие иллюстрации, цель которых — в полной мере передать внутреннее состояние человека. Недостатком следует считать сравнительно небольшую аудиторию, заинтересованную подобными материалами. Это объясняется тем, что преимущество в современной журналистике предоставляется, в основном, чисто информативным коротким жанрам, где малое количество слов концентрирует в себе чрезвычайно большое содержание ради удовольствия информативной жажды общества.

Однако некоторые материалы, созданные с помощью моделирования, могут вызвать широкий резонанс в обществе, и это указывает на высокую степень эффективности таких журналистских произведений.

Следует отдельно сказать, что эффективными эти материалы будут только тогда, когда журналист полностью перевоплотится в героя своего произведения.

Применение метода моделирования при передаче внутреннего состояния человека проиллюстрируем, предложив вашему вниманию небольшое эссе.

Парижские письма

Здесь уже настоящая осень. Разбросан клен не спешат убрать. Только ветер теплыми волнами периодически поднимает позолоту мостовой. Парижское листьев.

Нашел место, где нет туристов. Спокойствие. В многочисленных пассажах еще болтаются флажки стран, чьи футбольные сборные были здесь летом на мировом чемпионате. Полиняла от парижских ветров и дождей ... С витрин улыбаются фото чемпионов. Сквозь море рекламы иногда пробивается футбольный информационный строку незабываемой победе: спасибо Зидану и Пети за финал ...

Лувр, его красота. У стеклянной пирамиды снова флаги, футболки, шарфы и шапочки. Здесь футбольные декорации еще не снимают. Обидно, что нет актеров. Единственным отличием от чемпионатського месяца является мало туристов, заинтересованных футбольно-парижскими аксессуарами.

... Пошел дождь. На желтом кленовом листе остаются капли — слезы побежденных и шампанское победителей.

... На Эйфелевой черным маркером написали фамилии итальянских футболистов. Напишу слово "Украина". С вершины башни Стад де Франс поместился на ладони. Спрятал его в карман памяти, доныне влага от дождя.

... Туристы из разных стран постоянно машут руками из автобуса в автобус, приветствуя с праздником Парижа, с праздником своего пребывания в Париже. Но европейцев опознать легко. Мужчины одеты в футболки своих местных команд: здесь и "Барселона", и "Интер", и "Манчестер Юнайтед", и ... "Динамо", наше "Динамо".

... Опять ищу место без туристов. В кофейнях пьют легкое вино, запивая кофе. Я тоже пью. За Париж!

В музее гривен по мячу готов ударить восковой Роналдо. А рядом с ним — две бабушки в футболках сборной Франции. Тоже восковые. Эдакие застывшие во времени улыбки чемпионата.

... Сегодня уже поздно. Завтра буду собирать клен. Покупаю цветок для нее. Она в Киеве. Даром, что завянет. Привезу гербарий.

... Негры, что по всему Парижу цепляются к туристам со своими сувенирными копиями Эйфелевой и странными пластиковыми птицами, умеющие летать, увидев футболку "Динамо", восклицают: "Шевченко! Шевченко!" Набиваются в друзья. "Хоть вы и знаете Шевченко, но ваши сувениры ни к чему мне ... Я эту башню навсегда запомню", — думаю.

... Картины. На них зимний Париж, теплый Париж, или просто зима, осень, весна. Только испанец купил картину, где был написан Стад де Франс. Чей сказочный карандаш нарисовал лицо, похожее на твое. А может, он нарисовал тебя?

Но тут уж осень. Футбольное лето осталось на обложках журналов, наклейках, на раскрашенных в национальные цвета лицах. В Париже началась футбольная осень. Опять не вщухатиме дождь со слез и шампанского.

Туристы едут домой, мечтая вернуться сюда снова. Я тоже об этом мечтаю. И когда же вернусь, для того, чтобы на Эйфелевой дописать наши с тобой имена.

... Зима ... Смотрю на гербарий. Заснеженный. Теперь на снегу пишу то же самое слово, что и на башне. Когда пишу, пальцы понемногу вычищают розовая листва. Я вижу его. Но тебя нет. Ты осталась в осени. Воспоминания должны спать, потому что — зима. Не разбудит!

В этой зарисовке правдивые факты перемежаются с вымышленными. Форма дневника способна лучше передать внутреннее состояние человека, ведь в дневник записывают ценнейшую, самую интимную информацию. Форма дневника считается весьма эффективной, ведь психологами доказано, что любые интимные факты из жизни даже незнакомого человека способны привлечь внимание любого. Читателю интересно узнать о внутреннем мире такой, как он сам, лица, и он идентифицирует себя с владельцем дневника, пытаясь и в себе ощутить те же чувства, понять свою сущность и смысл своей жизни.

В приведенном произведении автор перевоплощается в вымышленного героя и пытается увидеть мир через чувства любви и ностальгии по лету (то есть за теплом, которое уже прошло. Упоминание о чемпионате мира по футболу тоже дополняет картину ощущений героя. Любовь к футболу — это характерная черта не отдельного человека, а нации вообще, т.е. вымышленный герой по своим предпочтениям полностью отвечает общим вкусам большинства населения Украины.

Определенная интимность рассказы добавляет импульсов читателю, он начинает вспоминать то из своей жизни, но происходит непроизвольно. Есть интимность "провоцирует" читателя к размышлениям и воспоминаниям, заставляя его переосмысливать пережитое.

Можно сделать вывод: для лучшего и правдивее отображения словом внутреннего состояния человека необходимо, в первую очередь, "пропустить" героя своего журналистского материала через собственное сердце и пытаться понять его жизненные переживания с помощью метода моделирования и перенос отдельных характеристик человека на проекцию общих переживаний социума. Литературные средства в удачном сочетании с чисто журналистскими средствами могут с максимальной точностью воспроизвести мнимые переживания и спроектировать их на каждого читателя.

Итак, метод моделирования, в отличие от метода интервьюирования, может с большей точностью передать внутреннее состояние человека.